РОН ПОЛ: «Я ПРОТИВ ЛЮБЫХ САНКЦИЙ В ОТНОШЕНИИ БЕЛАРУСИ»
Ноябрь 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Виктор Олевич
Раздел: Политика
Теги: экономика, персоналии, Беларусь, США



«Я против любых санкций в отношении Беларуси. 

     Никого не нужно изолировать, это приносит только вред».

     – Что, на Ваш взгляд, привело к нынешнему экономическому кризису в США?

     Рон Пол: Нынешний кризис был вполне предсказуем. Одной из основных причин, приведших к кризису, была негодная монетаристская политика, проводимая американским центральным банком, Федеральной резервной системой за последние 20 лет. Когда центральный банк имеет столько влияния, сколько Федеральный резерв, так как мы печатаем резервную мировую валюту, то это приводит к существенным искажениям в мировой финансовой системе. Когда процентная ставка держится на слишком низком уровне, люди берут в долг больше денег, чем обычно. Они неправильно их инвестируют, участвуют в финансовых спекуляциях и создают пузыри. Есть и другие факторы, которые привели к той ситуации, в которой мы оказались. Мы потворствовали плохому поведению финансовых институтов и частных лиц принятием таких программ, как Закон о коммунальных реинвестициях, принуждающих банки давать субстандартные и не-первоклассные займы. Это социальная политика. Мы были вынуждены игнорировать рискованность выдачи займов людям, нуждающимся в помощи. 

      Конгресс постоянно требовал от банковской системы, и особенно от Фэнни Мэй (Fannie Mae) и Фредди Мак (Freddie Mac), исполнения этого законодательства. Это способствовало выдаче рискованных займов. Многие банки выдавали рискованные ипотечные займы, потом Фэнни Мэй и Фредди Мак скупали их и создавали для них рынок. 

      Если бы изначально действовал рыночный подход, рискованные займы не выдавали бы. Кроме того, еще одна проблема состоит в деятельности Федеральной корпорации страхования банковских вкладов, которая потворствует принятию банками более рискованных решений. Так что мы имеем четыре основных фактора, вызвавших кризис: 

      – неумеренная кредитная политика Федерального резерва; 

      – деятельность Федеральной корпорации страхования банковских вкладов; 

      – деятельность Фредди Мак и Фэнни Мэй; 

      – Закон о коммунальных реинвестициях. 

      Люди, которые рассматривали ситуацию с точки зрения рыночных отношений, давно знали, к чему все идет и как все это рухнет и приведет к финансовому кризису.

     – Считаете ли Вы чрезвычайные меры по выходу из кризисной ситуации, предложенные Белым домом, достаточными для коренного изменения ситуации? Есть ли дополнительные меры, которые, на Ваш взгляд, должна предпринять уходящая администрация Буша?

     Р.П.: Дело не в том, что они недостаточные, а в том, что они неверные. Недостаточность подразумевает, что необходимо сделать больше в том же направлении, например, влить еще 5 триллионов или 10 триллионов в экономику. Проблема не в том, что недостаточно денег, а в том, что они неправильно используются. Необходимо делать противоположное. Надо дать ценам на недвижимость упасть. Цены на недвижимость должны опуститься до того уровня, когда на рынке появится чувство того, что другие люди могут покупать эти дома. Действия нынешней администрации привели к тому, что процентная ставка, как минимум на краткосрочные займы, поднялась, а не опустилась. Их программа совершенно не работает. Надо дать ценам снизиться, американцы должны снова начать сберегать деньги, работать на полную силу, не брать в долг больше, чем смогут вернуть, и прекратить жить не по средствам. Так что политика правительства, политика контроля удержания цен на недвижимость только усугубляет ситуацию. Цены должны обвалиться – тогда люди начнут опять покупать недвижимость. Мы сейчас предпринимаем те меры, которые использовались во времена Великой депрессии. Мы только продлеваем коррекцию, что может привести к глубокой депрессии.

     – Проект администрации Буша по спасению финансового сектора (так называемый «план Полсона») был провален нижней палатой американского Конгресса. Позже ряд конгрессменов изменили свою позицию и законопроект был все-таки принят. С чем это связано? На членов Палаты представителей оказывалось давление?

     Р.П.: Да, 57 конгрессменов изменили свою позицию и проголосовали во второй раз иначе, чем в первый. Довольно интересно, как это происходило. Люди стали писать своим представителям, требуя отклонить законопроект. И казалось, что процесс идет как положено, ведь в среднем на одного поддерживающего «план Полсона» было 99 его противников. Глас народа был услышан и законопроект довольно легко отклонили. Но сразу после этого вмешались другие деятели – люди из финансовых кругов, лоббисты, спонсоры и банкиры. Они давили на конгрессменов, чтобы те проголосовали в следующий раз «за» план, предложенный администрацией. К сожалению, многие из них так и сделали. Интересно, что среди них были и консерваторы. К тому времени, когда мы голосовали по законопроекту во второй раз, его стоимость увеличилась с 700 миллиардов до 850 миллиардов долларов, но кроме этого были еще и обещания поддержки и особые выплаты в некоторых избирательных округах. Их голоса были в буквальном смысле куплены.

     – Как скажутся последствия экономического кризиса в США на американской внешней политике?

     Р.П.: Надеюсь, в очень положительном ключе. Это будет очень дорогостоящий урок. Но опыт советской системы должен был нас чему-то научить. СССР со временем распространил свое влияние слишком далеко и не мог его удерживать. Так рушатся все империи. Не из-за военных поражений, а по экономическим причинам. Мы распространили свое влияние на 140 стран, и в то же время мы уже экономически – банкроты. К доллару еще сохраняется доверие в мире, но я не думаю, что он это доверие заслуживает. Но пока это доверие имеется, мы все еще можем продолжать проводить нынешнюю внешнеполитическую линию, брать в долг и печатать деньги, платить по счетам обесценивающейся валютой. Думаю, все это подходит к концу. Скоро, когда деньги в экономике начнут прокручиваться, они поймут, что доллар потеряет в цене. И тогда нам придется отовсюду уйти и не идти на дополнительные авантюры за рубежом. В каком-то смысле кризис уже возымел положительный эффект. В том смысле, что некоторые из нас опасались расширения войны в Иран: его бомбардировки и т.д. Сейчас им пришлось от этого отказаться. Но все еще вызывает опасения распространение войны в Пакистан. Война может легко перекинуться туда из Афганистана. Они говорят о некой победе в Ираке, но я в это не верю. В конечном счете, экономический кризис замедлит нас, и было бы хорошо, если бы мы ушли домой и занялись бы своими делами.

     – Вы неоднократно высказывались против политических и военных интервенций США за рубежом – от войны с Ираком до «оранжевых революций» на постсоветском пространстве. Находит ли какую-то поддержку эта Ваша позиция среди населения США?

     Р.П.: Большинство людей, которые знакомы с моей позицией и понимают ее, готовы меня поддержать. Проблема в том, что немногие знают о ней. Когда произошел недавний грузино-осетинский конфликт, все, что мы об этом слышали, было то, что во всем виновата Россия. А Грузия была невинной. Люди ничего не понимали ни про историю конфликта, ни про то, что мы там уже присутствовали, финансируя грузинские вооруженные силы (причем открыто). А делали мы это для защиты нефтепровода. Когда американцы слышат об этом, они со мной соглашаются. Но, к сожалению, внешней политикой США управляют те, кто ей управляет, – и демократы, и республиканцы. Единственное, что может изменить все это – неспособность оплатить такую политику, о чем мы уже говорили.

     – Какие мотивы стоят за обеспечением правительством США финансовой и иной поддержки так называемым «оранжистам» на Украине, в Грузии и других бывших советских республиках?

     Р.П.: Это результат очень плохой политики в отношении России. Сама идея о том, что мы должны находиться на границах России и продвигать к ним НАТО, очень антагонистичная. Она вредит отношениям с Западной Европой, Восточной Европой и Россией. Думаю, было бы лучше, если бы мы не продвигали НАТО к российским границам. НАТО вообще не должно этим заниматься, а мы не должны участвовать в НАТО, потому что они берутся за такие проекты, как Грузия и Украина, в которых я не вижу для нас ничего полезного. Полагаю, неоконсерваторы искренне считают, что распространяют американскую добродетель, но это смешно, потому что добро распространяется само по себе. Не нужно бомбить людей, чтобы они жили как мы и вели себя как мы. Есть и те, кто находит религиозные причины для поддержки нашего внешнеполитического курса, либо считает, что мы несем моральную ответственность за происходящее в мире. Все эти фракции сходятся в формировании внешней политики США. Еврейское сообщество взаимодействует с христианскими фундаменталистами, поддерживающими наши действия на Ближнем Востоке. А Израиль по разным причинам интересует и Грузия. Прибавьте ко всему этому нефтяников и получим весьма широкую коалицию, которую поддерживают пропагандисты на всех телестанциях.

     – Вы поддерживаете выход США из НАТО?

     Р.П.: Да, поддерживаю. Из Европы мы тоже должны вернуться. Выйти из НАТО, вернуться домой с Ближнего Востока, из Японии. Потому что мы обанкротились. Это не служит нашим интересам. Я хочу потратить эти деньги в Америке и сделать ее более богатой и процветающей. Тогда, быть может, и другие страны захотят взять с нас пример.

     – Как, на Ваш взгляд, должны выглядеть отношения между США и Россией? Что бы Вы изменили в нынешней структуре отношений?

     Р.П.: Мы должны предложить России такие же отношения, какие мы имеем с другими странами. Мы должны относиться дружелюбно к народам других стран, проводить переговоры со всеми странами, включая Россию, не действовать в антагонистическом ключе, не окружать их войсками и не устанавливать на их границах системы ПРО. Как можно шире развивать торговые отношения. Некоторые утверждают, что Россия небезупречна, Китай небезупречен... Но мы ведь тоже небезупречны! Чем крепче нас связывают дипломатические и торговые отношения, тем меньше возможность войны. Сейчас, когда мы развили торговлю с КНР, наши отношения с этой страной улучшились, и мы должны следовать этому примеру и в отношениях с Россией. Но наша нынешняя политика в отношении России недружелюбная. Я не защищаю Россию как безупречную страну, но и Америку не считаю безупречной. Переговоры, расширение торговых отношений и туризма куда скорее привели бы к разрешению противоречий между нашими странами.

     – Считаете ли Вы официальную реакцию Белого дома на войну на Кавказе адекватной и взвешенной? Как бы Вы действовали, если бы стали президентом США?

     Р.П.: Первое, что необходимо сделать – это прекратить выделять деньги Грузии. Если они хотят обеспечить безопасность нефтепровода, пусть ищут на это средства где-то еще или защищают его сами. При этом мы должны относиться к Грузии так же, как к другим государствам. Что же касается диспута с Абхазией и Южной Осетией, то его должны разрешить между собой Россия и Грузия. НАТО вмешиваться не должно. Я поддерживаю право наций на самоопределение, но почему-то в Косово США поддерживают эту позицию, а когда дело касается Грузии – отвергают.

     – Вы упомянули израильское участие в конфликте на Кавказе. На Ваш взгляд, «особые отношения» между Соединенными Штатами и Израилем должны быть свернуты?

     Р.П.: Хотелось бы иметь хорошие отношения с Израилем. Некоторые говорят, что я настроен против Израиля. На самом деле, я считаю, что наши так называемые «особые отношения» с Израилем наносят ему вред. Если бы израильтяне полагались только на себя и не были зависимы от нашей военной и экономической помощи, то они были бы сильнее, а не слабее, потому что они имеют мощные вооруженные силы. Между тем, они нам в какой-то мере обязаны, так как мы в каком-то смысле владеем ими, потому что они думают, что не могут обойтись без наших денег и военной поддержки. Думаю, все на самом деле обстоит наоборот. Без нашей помощи им придется вести переговоры со своими соседями, договариваться с ними. Кстати, иногда они хотят вести переговоры со своими противниками, но мы мешаем им в этом. Так что я хотел бы придерживаться политики открытых дверей с Израилем, торговать с ним, но полностью прекратить военную и финансовую помощь. Это касается и Египта.

     – Поддерживаете ли Вы политику экономической и политической изоляции Беларуси, последовательно проводимую Белым домом и Госдепартаментом? Необходимо ли внести определенные коррективы в американское представление о белорусских реалиях?

     Р.П.: Я не поддерживаю политику изоляции кого-либо, если только не в случае войны. Я против любых санкций в отношении Беларуси, Ирана и Кубы. Никого не нужно изолировать, это приносит только вред.

     – Что ожидает традиционную американскую двухпартийную систему в ближайшие годы? Все останется как прежде или во внутриполитической жизни Америки грядет перестройка?

     Р.П.: Не похоже на то, что будут какие-то изменения. Я даже не рассматриваю это, как двухпартийную систему. Это однопартийная система, а то, что происходит с выборами, – шарада. Оба кандидата в президенты поддержали увеличение финансовой помощи Грузии, оба поспешили в Вашингтон, чтобы проголосовать за антикризисный пакет Буша, оба выступают за наращивание нашего военного контингента в Афганистане, и при этом ни тот ни другой ничего не говорят о сбалансированном бюджете или о вреде, нанесенном деятельностью центрального банка. Таким образом, двухпартийная система не работает. Они просто играют, говоря, что один хуже другого или один сделает одно, а второй – другое. В том, что касается большой политики, когда речь идет о гражданских свободах в Америке, о сбалансированном бюджете, об участии в войнах за океаном или о деятельности центрального банка, у них нет разногласий. Система должна меняться, но это маловероятно, так как две партии контролируют избирательное законодательство, а оно в свою очередь сильно лимитирует возможности конкурентов. Так что в Америке не особо действенная демократическая система.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!