СУМЕРКИ ПИАР-ЭКОНОМИКИ
Ноябрь 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Экономика
Теги: экономика, кризис



Заседания «Большой двадцатки» ожидали со смешанными чувствами. Оптимисты надеялись на изобретение финансовой панацеи, которая разом покончит с кризисом. Пессимисты предполагали, что мировые лидеры просто еще раз поговорят (как обычно) и разъедутся несолоно хлебавши. Не получилось ни так, ни этак.

     Итоговую декларацию вашингтонского саммита все-таки подписали. Она даже содержала еще кое-что, помимо туманных слов и общих фраз. В частности, участники встречи заявили о намерении ужесточить регулирование работы крупнейших банков и финансовых рынков.

     Вот только… сами рынки эти решения никак не впечатлили. И будто специально желая испортить настроение высоким гостям саммита, они по-прежнему продолжали падать.

     Кризис доверия

     Вся современная экономика построена на… вере. В доллар, в нефть, в саморегулируемый рынок… И всякий раз, когда уровень доверия опускается ниже критического порога, начинается паника. Так было уже не раз.

     Истоки первого масштабного биржевого кризиса лежат еще в XVII веке. Именно тогда, впервые в истории человечества, разнообразные ценные бумаги получили широчайшее распространение. Центром «бумажного» бизнеса стала Голландия с ее тороватыми купцами и древними биржами.

     К середине столетия «ценных» бумаг навыпускали раз в 10–15 больше, чем было наличных денег. У невиданного биржевого бума появилось даже специальное название – «обменная лихость» (Wisselruiterij).

     В общем, ситуация очень напоминала сегодняшнюю, только в центре проблем оказались Нидерланды. Финал тоже был закономерен: в 1763 году акции и прочие «бумажные сбережения» стали стремительно «сыпаться», следом под откос покатились банки, начали закрываться чрезмерно зависевшие от кредитов мануфактуры. Очень скоро проблемы из Амстердама перекинулись в Бремен, Лейпциг, Стокгольм, Лондон… Денег критически не хватало даже правительствам, которые в то время очень любили прибегать к займам. В некоторых местностях даже начался голод, а в самой Голландии чуть не разразилась революция.

     Через какое-то время ситуация успокоилась, но уроков из кризиса никто извлекать не пожелал…

     В первой трети XX века грянула Великая депрессия. Причины оказались очень похожими. Снова на рынках обращалась масса ничем не обеспеченных бумаг, снова все больше и больше людей вкладывались в акции, банки заманивали клиентов бешеными процентами. В погоне за наживой многие покупали акции на деньги… взятые в долг. 

     24 октября («Черный четверг») сказка закончилась. Американцы начали судорожно избавляться от стремительно дешевеющих акций. За несколько дней было продано 40 млн. ценных бумаг на сумму более 30 млрд. долларов (сумма по тем временам просто фантастическая). 

     Результат шокировал: в одних только США разорилось более 5 тыс. банков, в западных странах без работы оказалось более 30 млн. человек, промышленное производство было отброшено на 30 лет назад (в некоторых отраслях к докризисному уровню оно вернулось только в середине 50-х). Кроме всего прочего, Великая депрессия дала отличный шанс одному беспокойному отставному ефрейтору, который, к несчастью для всего человечества, этим шансом не преминул воспользоваться. 

     К сожалению, и из Великой депрессии мало кто сделал выводы …

     В начале 80-х годов с легкой руки экс-актера Рейгана и его советников США (а за ними и большая часть мира) приняли на вооружение новую неолиберальную экономическую модель, которую льстецы почтительно именовали «рейганомикой». Хотя правильнее всего было бы назвать ее пиар-экономикой.

     Ведь для современной биржи неважно, хорошо ли работает компания. Важно, чтобы КАЗАЛОСЬ, что она работает хорошо. Примеров тому не счесть. Немало и прямо противоположных ситуаций, когда стабильно работающее предприятие оказывается на грани разорения из-за пустого слуха, глупости, сказанной публично, неправильно понятого слова.

     Вот свежий пример. В сентябре акции одной из самых мощных мировых авиакомпаний «United Airlines» за каких-то 13 минут упали в цене в 100 раз! А все потому, что некая малоизвестная газета вытащила на свет божий из своего архива сообщение о банкротстве компании 6-летней давности. Какой-то не слишком внимательный клерк вставил его в ленту новостей, и в итоге оно появилось на сайте влиятельнейшего аналитического агентства «Bloomberg». Брокеры немедленно начали сбрасывать акции «обанкротившегося» авиаперевозчика. Торги успели вовремя остановить, но к прежнему уровню цены уже не вернулись…

     В чем-то похожий случай произошел в России. Под влиянием кризиса там обвалились акции нефтяных гигантов – в результате одна очень известная компания продавалась на бирже за сумму, равную размеру ее депозита в банке… Получалось, что ни ее нефтяные вышки, ни здания, ни запасы вообще никак не учитывались.

     Но веселее всего то, что руководство многих корпораций вообще не сильно волнует, насколько хорошо работает их компания. Вы удивлены? Напрасно. Удивительного здесь немного. Ларчик открывается просто – суть в том, что большинство крупнейших мировых корпораций… не имеют четкого владельца! Их акции распылены между тысячами и даже миллионами акционеров. А те, естественно, не в силах эффективно контролировать высокопоставленных менеджеров. Вот и оказываются «наемные» гендиректора и президенты фактическими хозяевами огромных, НЕ принадлежащих им бизнес-империй. Причем зарплаты от реальной работы зависят мало, а вот от котировок акций – очень даже.

     Похожая ситуация и в банках. Там до недавнего времени руководители получали многомиллионные премии и бонусы за любую, сколь угодно рискованную акцию, если она увенчалась успехом. В случае же провала… никаких последствий не было. Так старались стимулировать менеджеров к активной деятельности. 

     Вот и пускались финансисты и банкиры «во все тяжкие». Спекулировали на валютных курсах, нефтяных фьючерсах, ипотечных кредитах… И финансовый пузырь раздувался все больше и больше. Пока не лопнул…

     «Ночной сторож» или Социалистические штаты Америки

     Когда-то великий теоретик свободного рынка Адам Смит призывал государство быть «ночным сторожем» экономики. То есть заботиться только о соблюдении законов, но никак не вмешиваться в экономическую жизнь.

     Нынче подобные идеи стремительно выходят из моды. В Вашингтоне, Париже, Лондоне и Берлине с высоких трибун звучат призывы усилить вмешательство государства, обуздать «рыночную стихию». И «самая либеральная экономика мира» оказывается впереди планеты всей по темпам огосударствления частного сектора. 

     Уже прекратили свое существование последние инвестиционные банки (по закону – самые свободные от государственного вмешательства). Теперь речь фактически идет о национализации 9 крупнейших коммерческих банков – в обмен на госпомощь в размере 250 млрд. долларов они готовы передать государству контроль над своими операциями. 

     Следом в очереди стоят ипотечные агентства, страховщики, автомобильные гиганты… Все спешат прорваться к государственной кормушке. 

     В программе первого темнокожего хозяина Овального кабинета – увеличение налогов на обеспеченные слои населения, расширение программы медицинского страхования, увеличение полномочий регулирующих органов…

     В общем, Америка стремительно «краснеет».

     Пять лет назад президента, заикнувшегося о необходимости госрегулирования, освистали бы. Сегодня ему аплодируют. Влиятельная венская «Der Standard» пишет: «Одной из первых акций следующего президента США… должна стать централизация контроля над финансовым рынком». 

     Банкиры с Уолл-стрит готовы платить миллионы лоббистам, чтобы только попасть в вожделенный список «спасаемых». И это уже внушает беспокойство. 

     Критикам «плана Полсона» не откажешь в логике. Они упирают на то, что банкиры и брокеры играли на бирже на свой страх и риск, и теперь спасать их, бросая в топку кризиса сотни миллиардов из госбюджета (денег налогоплательщиков), мягко говоря, не совсем честно.

     Собственно, похожим образом понимают ситуацию многие рядовые американцы, которые видят, как Капитолий отдает их кровные «жирным котам с Уолл-Стрит». 

     С другой стороны, и это приходится признать, государство просто не может себе позволить банкротство, например, крупнейших международных банков. Ведь там крутятся деньги не просто пары-другой фирм, а миллионов простых людей. В одночасье они могут потерять все. А потому и приходится всеми силами поддерживать на плаву «раненых китов мировой экономики», фактически возвращая к жизни принцип государственной экономики – казалось бы, похороненный еще во времена Рональда Рейгана.

     

     Последние 20–30 лет вся экономическая жизнь вертелась вокруг финансовых рынков. Через них ЕЖЕДНЕВНО прокручивалось по ДВА ТРИЛЛИОНА долларов. Объем валютных операций в 70 РАЗ (!) превышал объемы мировой торговли. Капитализация мирового фондового рынка росла в среднем в 5 раз быстрее ВВП! А вот промышленность с этими темпами решительно не справлялась. Сегодня лишь чуть более 14% мирового ВВП создается в производственной сфере.

     Самый успешный инвестор планеты, Уоррен Баффет, несколько лет назад назвал деривативы (производные ценные бумаги – главный инструмент современных биржевых спекуляций) «финансовым оружием массового поражения». И предупредил: «Они несут опасность, сегодня скрытую, но потенциально смертельную». Финансового гуру не услышали. Пока не разразился кризис, объемы операций с деривативами росли в 10–15 раз быстрее всех прочих финансовых сделок.

     «План Полсона» был, как говорится, на мази, когда глава комитета по финансовым услугам Конгресса США Барни Фрэнк официально предупредил Уолл-стрит:

     «Я глубоко разочарован тем, что ряд финансовых институтов искажает смысл закона, принятого Конгрессом по просьбе президента для преодоления кредитного кризиса через предоставление средств на увеличение кредитования. Любое использование этих средств, за исключением кредитования, в том числе на оплату бонусов, выходных пособий, дивидендов, для поглощения других компаний – является нарушением положений закона». 

     Интересная картинка получается, не правда ли…

     Настоящим скандалом закончилось участие в парламентских слушаниях по преодолению кризиса руководителей трех автомобильных гигантов («Ford», «Chrysler» и «General Motors»).

     Они претендуют на получение от федеральных властей 50 млрд. долларов экстренной помощи, но прибыли в Вашингтон… на роскошных личных самолетах.

     Кто-то из конгрессменов логично заметил: «Пусть сначала продадут свои авиалайнеры, а потом приходят за помощью».

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!