ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ НЕ БУДЕТ
Октябрь 2014
Вернуться к номеру >>

Теги: политика, прогноз



Каждая новая горячая точка или обострение событий в старой порождают очередной виток разговоров о грядущей войне. Выдвигаются версии о том, какая из стран может стать ее катализатором. Но выгодна ли война хоть одной из сторон любого конфликта? Ведь еще в 1945 году выдающийся физик Альберт Эйнштейн писал: «Я не знаю, каким оружием будет вестись Третья мировая война, но в Четвертой будут использовать палки и камни».

И сразу хочется оговориться: мы не берем на себя роль пророков, а просто рассуждаем с позиции здравого смысла. А каждый здравомыслящий человек, воспитанный в современном гуманистическом обществе, войны не хочет. Ведь боевые действия в родной стране – это не просто семимильный шаг назад в экономическом, техническом и культурном развитии государства. Самое страшное и необратимое в войне – смерть людей, многие из которых никакого отношения к конфликту не имеют.

     

Молчание муз, или Где говорят пушки

     В конце 2014 года разговоры о Третьей мировой зазвучали с новой силой. И не в последнюю очередь в связи с событиями в Украине и на Ближнем Востоке. Во втором случае поводом для волнения стал обострившийся в очередной раз конфликт между Израилем и сектором Газа, да и неутихающие военные действия в ряде других стран этого региона спокойствия не добавляли. В свете нарастающей общей напряженности, эксперты более пристально взглянули и на многие горячие точки нашей планеты, обстановка в которых уже не первый год – а иногда и не первое десятилетие – остается нестабильной.

     Например, на Ирак, на территории которого террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», при поддержке разрозненных суннитских группировок, стремится построить халифат. Противостоят ИГИЛ правительственные войска, правда, не особо успешно. А тут еще иракские курды подливают масло в и так полыхающий огонь вооруженного конфликта. Воспользовавшись ситуацией, они захватили несколько крупных нефтедобывающих регионов и планируют свое отделение от Ирака.

      Или на Сирию, где суровое подавление антиправительственных демонстраций после «арабской весны» переросло в полноценную гражданскую войну, затронувшую всю страну. На данный момент, по оценкам экспертов, вооруженным силам Сирии противостоят около 1500 различных группировок повстанцев, в общей сложности насчитывающих от 75 до 110 тыс. человек. Самыми сильными формированиями считаются радикальные исламисты. Здесь также действует «Исламское государство Ирака и Леванта», а вместе с ним – «Аль-Кайда», «Исламский фронт» и другие.

      Не отличается спокойствием и регион Центральной Азии, где нестабильность обстановки напрямую связана с территориальным спором между Афганистаном и Узбекистаном, но затрагивает также Пакистан, Киргизию и Таджикистан. Так, конфликт между двумя последними вспыхнул из-за взаимного обвинения в нарушении границ. Но проблема вся в том, что со времен распада СССР четкой демаркации границ между этими государствами до сих пор нет. Положение дел осложняется еще и проходящим через эти страны главным наркотическим трафиком Восточного полушария, провоцирующим регулярные вооруженные столкновения между различными преступными группировками.

      Наркокартели являются катализатором военных действий и в Мексике. Правда, вряд ли кто-то сейчас всерьез рассматривает эту страну как очаг, с которого начнется Третья мировая, вот только местному населению, как говорится, от этого не легче. Вот уже несколько десятилетий в Мексике существует вражда между наркокартелями, однако коррумпированное правительство долгие годы предпочитало закрывать на это глаза. Ситуацию в 2006 году попытался изменить новоизбранный президент Фелипе Кальдерон, отправивший в один из штатов для восстановления порядка войска регулярной армии. Как водится, благими намерениями… В итоге, противостояние наркокартелей, превратившихся за это время в настоящие корпорации, и объединенных сил военных и полиции переросло в полноценную войну, охватившую практически всю страну. Причем за ее годы картели укрепили свой контроль не только над наркотрафиком, но и над рынком оружия, секс-услуг и программного обеспечения; обзавелись своими агентами и лоббистами в правительственных структурах и СМИ. И можно говорить, что теперь они сражаются за власть – контроль над крупными портами, автомагистралями, пограничными городами. Ситуация складывается так, что в особо криминогенных штатах местное население не доверяет ни одной из сторон конфликта и формирует для защиты народное ополчение.

      Особого внимания заслуживает и ситуация в Нигерии, где с 2002 года активно действует радикальная исламистская секта «Боко Харам», ратующая за введение на территории страны норм шариата. И это при том что мусульманами является только часть жителей государства. Особую активность «Боко Харам» проявляет последние 5 лет. На счету организации вооруженные нападения, теракты, похищения и массовые казни. Жертвами радикальных исламистов становятся не только христиане, но и мусульмане, настроенные, с точки зрения представителей «Боко Харам», излишне светски и лояльно. Все попытки переговоров закончились провалом. Руководство Нигерии оказалось не способно подавить исламистскую группировку, которая на данный момент контролирует уже целые регионы страны и продолжает свою террористическую деятельность. Так, в апреле 2014 года боевики «Боко Харам» похитили более 270 школьниц (в основном из христианских семей) из государственной средней школы в городе Чибок (штат Борно), мотивируя это тем, что «девочки должны покинуть школу и выйти замуж». А через месяц, в мае, в городе Джос прогремели два взрыва – один на рынке, а второй рядом с близлежащей больницей. Теракт унес жизни 160 человек; более 50 были ранены. Сейчас в некоторых нигерийских штатах введено чрезвычайное положение, а президент страны был вынужден обратиться к международному сообществу с просьбой о помощи. Справиться с террористами самостоятельно правительство не сможет – как минимум, «Боко Харам» превосходит регулярную армию по своему вооружению.

      Но проблема Африки еще и в том, что Нигерия – далеко не единственная горячая точка этого континента. Крупнейший гуманитарный кризис, разразившийся в 2012 году в регионе Сахель, усугубил и так нестабильную обстановку и перерос со временем в вооруженный конфликт. Сейчас в него втянуты все та же Нигерия, Мавритания, Мали, Нигер, Камерун, Судан, Чад и другие соседние страны. А еще – Франция, которая в 2013 году ввела свои войска в регион Сахель. Случилось это после того, как на север Мали эмигрировало большинство туарегов из Ливии, которая в тот момент была охвачена гражданской войной. Причем они не просто эмигрировали – на месте своего нового обитания они провозгласили государство Азавад, не сильно считаясь с мнением местных жителей. А к туарегам присоединились радикальные исламисты из соседних стран. Как результат, в 2013 году военные Мали устроили военный переворот в стране, обвинив президента в неспособности справиться с сепаратистами и решив взять дело в свои руки. Помощь им пришла из Франции. Все это привело, конечно, к падению Азавада, но нельзя сказать, чтобы способствовало стабилизации ситуации. В Мали продолжаются столкновения правительственных войск, поддерживаемых французской армией, и партизанских отрядов туарегов и их соратников. При этом эксперты отмечают, что в 2014 году влияние различных террористических группировок усилилось практически во всех странах региона. Более того, Сахель стал прибежищем для целых десятков подобных организаций из других государств. Отдельно стоит отметить, что здесь ныне находится крупнейший на континенте рынок оружия, наркотиков и невольников. И все это только усугубляет гуманитарный кризис. По данным ООН, сейчас в Сахеле голодает более 11 млн. человек, а в самое ближайшее время это число может вырасти до 18 млн.

     

      Традиционно под Третьей мировой войной понимают гипотетический вооруженный конфликт между странами, однако это определение уже сейчас можно встретить на страницах СМИ. Так с конца ХХ века начали называть активную борьбу с терроризмом, где на одну чашу весов обычно ставят США, а на другую – страны, которые, предположительно, скрывают и могут применить свой ракетно-ядерный потенциал или наличие другого оружия массового поражения. В частности, Иран или Северную Корею.

      Есть и другая концепция, согласно которой Третьей мировой называют холодную войну – конфронтацию между социалистическим и капиталистическим лагерями, которая началась сразу после окончания Второй мировой. Вероятно, именно по этой причине в ХХ веке наиболее вероятными инициаторами нового вооруженного конфликта было принято считать США и СССР.


      

     

Жизнь на пороховой бочке

      Когда речь идет о Третьей мировой войне, то неизменно заводится речь о ядерном оружии. Наряду с биологическим и химическим оно относится к оружию массового поражения и вызывает вполне обоснованный страх у большинства людей. Официально «Ядерный клуб» включает в себя на данный момент 8 государств: США, Россию, Великобританию, Францию, Китай, Индию, Пакистан и КНДР. Также принято считать, что ядерное оружие есть и у Израиля. Кроме того, часть боезапасов США находится на территории других держав, являющихся членами НАТО – в Германии, Италии, Турции, Бельгии, Нидерландах и Канаде. И некоторые эксперты полагают, что при определенных обстоятельствах эти страны вполне могут им воспользоваться.

       

     Вставка

     Сторонники теории о том, что Третья мировая уже состоялась или началась, апеллируют к тому, что со временем меняется все – в том числе и схемы ведения войны. Мол, не стоит подходить к этому вопросу с прежними критериями оценки или ожидать, что Третья мировая примет те же формы, что Первая или Вторая. Как минимум потому, что вести боевые действия по старым образцам, обладая при этом огромными запасами ядерного оружия, просто невозможно. Ведь в случае «ядерной зимы» победителей не будет – все окажутся побежденными.

      Сценарий Третьей мировой войны с применением ядерного оружия рассматривался еще в 1970–80 годы и, надо сказать, предусматривал очень быстрое развитие событий. Подлетное время МБР «Минитмен», если бы они были запущены с территории США по целям на территории СССР, составило бы около 40 минут. Приблизительно столько же времени нужно было бы ракетам Р-36М, чтобы достигнуть городов и других важных объектов в Америке. Учитывая все это, первый и ответный удары могли бы произойти в течение десятков минут и стереть при этом с лица Земли крупнейшие города и военные базы противника. То есть массированное применение ядерного оружия могло и может до сих пор уничтожить большую часть населения Земли в самый короткий срок.

      Это осознает и каждая из стран «Ядерного клуба», и государства, в него не входящие. Недаром же подобное оружие нередко называют «кнопкой, на которую можно нажать лишь один раз». И даже в конце ХХ века, когда многие считали ядерную войну наиболее вероятным вариантом развития холодной войны, все понимали серьезность и необратимость последствий. Так что ни США, ни СССР, к счастью, на «кнопку» так и не нажали. Есть мнение, что основным сдерживающим фактором в принятии подобного решения – нанесение удара по целям противника – являлось именно наличие ядерного оружия у обеих сторон. Так за атомной бомбой закрепилось определение «мирная».

     

      Единственным в истории человечества государством, которое применило ядерное оружие против мирного населения, являются США, сбросившие в 1945 году две атомные бомбы на японские города Хиросима и Нагасаки. Произошло это на завершающем этапе Второй мировой войны, в рамках Тихоокеанского театра военных действий.

     По официальному заявлению, сделано это было для ускорения капитуляции Японии. При выборе цели большое значение придавалось психологическому фактору: США – единственное государство, владевшее на тот момент ядерным оружием – стремились к тому, чтобы уже первое использование атомной бомбы продемонстрировало всему миру, насколько мощный и важный инструмент воздействия находится в руках Америки.


      

     

 Со времен холодной войны имена наиболее вероятных потенциальных противников в Третьей мировой изменились не сильно – разве что на место СССР в «противостоянии» с США пришла Россия. Именно эти две страны эксперты рассматривают наиболее пристально – оценивают численность и оснащенность вооруженных сил, анализируют их экономические и политические интересы. Роль спускового крючка, несмотря на «богатство выбора», чаще всего отводится все же горячим точкам на Ближнем Востоке, а возможный конфликт именуется «войной за нефть». Аналитики расходятся в своих версиях о том, кто – США или Россия – может стать инициатором конфликта, но свои аргументы есть, конечно же, у каждой из сторон дискуссии.

     Правда, в последнее время в качестве серьезного игрока – или «темной лошадки» – упоминают еще и Китай. Хотя бы с той позиции, что никому до сих пор не ясно, чью же сторону примет Поднебесная, если вдруг серьезный вооруженный конфликт все же случится. А Китай в это время лишь усиливает свои позиции на международной арене.

      Ядерная война на данный момент едва ли не худшее, что может случиться с человечеством. Именно она сделает слова Альберта Эйнштейна пророческими. Однажды миру уже довелось увидеть атомное оружие в действии – вряд ли Япония когда-либо сможет забыть события августа 1945-го. И вряд ли кто-то сможет описать весь ужас произошедшего ярче и точнее, чем чудом выжившая Акико Такакура, находившаяся в момент взрыва на расстоянии всего 300 м от эпицентра: «Три цвета характеризуют для меня день, когда атомная бомба была сброшена на Хиросиму: черный, красный и коричневый. Черный, потому что взрыв отрезал солнечный свет и погрузил мир в темноту. Красный был цветом крови, текущей из израненных и переломанных людей. Он также был цветом пожаров, сжегших все в городе. Коричневый был цветом сожженной, отваливающейся от тела кожи, подвергшейся действию светового излучения от взрыва».

      Вероятнее всего, правы те, кто говорит, что Третья мировая война, если и случится, то примет формы, сильно отличающиеся от Первой и Второй. Обстоятельства слишком изменились. Мир слишком изменился. Сейчас «сражения» ведутся на политической и экономической аренах. В ход вступают «изоляции» и «санкции».

     К слову, большое значение финансов в современной жизни также играет на руку – война экономически не выгодна тем же транснациональным компаниям, влияние которых сложно переоценить. ТНК как раз заинтересованы в глобализации, создании единого рынка и в сохранении платежеспособности представителей «золотого миллиарда», чтобы те продолжили массово тратить деньги на новые автомобили, компьютеры, мобильные телефоны или иные модные гаджеты. А мировая война – это режим экономии, крах общества потребления, разрушение налаженных производственных цепочек и, как следствие, потеря уже привычных для ТНК сверхприбылей.

     Если Первая и Вторая мировые войны были вызваны, в числе прочего, еще и переделом экономических сфер влияния между государствами-лидерами, то сейчас такая задача перед основными игроками не стоит – в моде уже упомянутая глобализация, различные союзы и экономические блоки, объединяющие нередко даже страны с разных континентов.

      Кроме того, и Вторая мировая, и последовавшая за ней холодная война носили характер идеологического противостояния, а страны-участницы определяли свою принадлежность к тому или иному блоку, еще и исходя из государственной идеологии. Если говорить о тех же США и России, то сейчас общественное устройство этих стран не имеет такого принципиального различия.

      И главное – пусть и не в первый раз сказанное в этой статье – начало Третьей мировой в классическом понимании войны может стать первым шагом к «ядерной зиме», в случае которой победителей не будет.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!