РЭНГО СЭКИГУН. ОНИ НАЗЫВАЛИ СЕБЯ «КРАСНОАРМЕЙЦАМИ»
Октябрь 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Егор Сазонов
Раздел: История террора
Теги: политика, переворот, террор, персоналии, Азия, Япония



Эти молодые японцы называли себя «красноармейцами». И свято верили идеям Маркса–Ленина–Мао. 

      Они прошли кровавый путь – от банды рокеров-хулиганов в Токио до одной из самых известных террористических организаций Ближнего Востока…

      Май 1972 года. Аэропорт Лод, как всегда, набит паломниками, прибывшими в Землю обетованную, чтобы поклониться святыням трех религий. Слышна многоголосая речь. Очень многие говорят по-русски – недавно совершил посадку самолет из Вены с советскими репатриантами. Длинные очереди уперлись в стойки, за которыми сверхподозрительные израильские таможенники ведут тщательный досмотр багажа…

      И тут перед строгим ликом стража порядка и законности предстают три улыбчивых японца. Офицер устало берет на проверку паспорта. Такэси Окудайра, Ясуюки Ясуда и Кодзо Окамото…

      – Господа, могу ли я взглянуть на ваш багаж?

      Гости из Страны восходящего солнца – само дружелюбие. Вот первый из них ставит сумку на стойку, расстегивает молнию и с той же милой улыбкой на лице извлекает оттуда автомат Калашникова. Короткая очередь – и миг тишины, который разрывают вопли десятков людей и новые выстрелы. 

      – Кессон банзай! – боевой клич японцев утонул в грохоте бешеной перестрелки. 

       Как потом выяснится, 25 человек было убито и 72 ранено. 20 из погибших – израильские полицейские. Когда пули у нападавших закончились, двое подорвались гранатой. Третий, тяжело раненый, был арестован.

      После бойни в аэропорту Лод весь мир запомнил два японских слова – «Рэнго сэкигун»…

      Начало 50-х. Дальний Восток охвачен красным пожарищем. Мао Цзэ Дун вдребезги разбил Чан Кай Ши в Китае. Ким Ир Сен входит в Сеул, ненадолго выбив оттуда американцев и южнокорейцев. Во Вьетнаме французы капитулируют под Дьем Бьен Фу. Коммунистические идеи будоражат Бирму и Индокитай…

     В оккупированной американцами Японии в ту пору также появляется немало тех, кто верит в дело Маркса и Ленина. Правда, у японских коммунистов нет шансов ни легально взять власть, ни, тем более, поднять вооруженное восстание. И молодые радикалы идут старым проверенным путем – путем террора. 

      Основу будущей «Сэкигунха» (Фракции Красной Армии) составляла молодежная рокерская банда «Черные шлемы». На мотоциклах они врывались в богатые кварталы Токио, зашвыривали в окна домов бутылки с коктейлем Молотова и избивали цепями хорошо одетых сверстников, осмелившихся разгуливать в одиночку.

      Рядовые «черношлемники» были в восторге, но их лидеры грезили о большем. Им хотелось настоящей партии и настоящей революции. И вот 4 сентября 1969 года состоялась учредительная конференция «Сэкигунха». Теперь все стало «по-взрослому». За пример, достойный подражания, взяли бойцов Кастро. Цель – мировая революция. Причем без СССР, усилиями единой Красной Армии народов Африки, Латинской Америки, Вьетнама, Кореи и Японии. «Мы должны взорвать Пентагон, Главное полицейское управление и Управление национальной обороны Японии. Мы должны смести буржуазию с лица Земли», – провозгласили они.

      Очередным этапом «взросления» партии стала операция «Money», то бишь деньги. Метод избрали старый и проверенный – ограбление банков. Налетчики из коммунистов вышли никуда не годные – не хватало уголовного опыта. В результате более 50 бойцов во главе с лидером Такая Сиоми были отправлены на нары, временно отдохнуть от подготовки к мировой революции. 

      Тут же стали разрабатываться планы освобождения вождя. Нового ничего придумывать не стали – решили захватить чье-нибудь посольство и потребовать освобождения Сиоми в обмен на жизнь дипломатов. Но вновь не хватило опыта. На этот раз для того, чтобы вычислить провокатора. Еще одна партия красноармейцев отправилась на вынужденный отдых.

      Впрочем, не стоит думать, что в организацию входили ни на что не способные безусые юнцы. Попадались там и вполне серьезные люди. В частности, пришедший на смену арестованному вождю Цунэо Мори. Он быстро навел порядок в эксах – и в закрома революционеров потекли деньги. А потом создал еще 4 отряда – теперь «Сэкигунха» действовала по всей стране. Но самое главное – новый лидер позаботился о надежных тылах, начав создавать базы за границей.

      Первой серьезной акцией организации принято считать захват самолета компании «Ёда». Во время следования лайнера маршрутом Токио – Фукуока 9 человек вскочили со своих мест, выхватили автоматы и самурайские мечи, а их предводитель бодро приветствовал пассажиров: «Всем оставаться на своих местах! Это захват! Летим в Пхеньян. Да здравствует товарищ Ким Ир Сен! Банзай!» Экипаж авиалайнера оказался не лыком шит и доставил-таки боевиков в Корею – но не в Пхеньян, а в Сеул, к самым что ни на есть закоренелым буржуям. Гостей ждала теплая встреча – переодетые в форму северокорейской армии местные бойцы с радостными криками начали поздравлять японских «коллег» с прибытием в мир коммунизма. Их пригласили покинуть самолет и приготовиться к чествованию (тут как раз и тюремные автобусы подогнали). Но южнокорейцев подвело незнание идей коммунизма. Японские террористы слабо разбирались в авианавигации, но отлично знали основы марксизма. А потому мнимые воины Корейской народно-революционной армии были уличены идеологически подкованными боевиками в полном незнании «всепобеждающего учения» и посланы по-японски куда подальше… Пассажиров, правда, отпустили, но в обмен на одного из членов кабинета министров Японии. Кстати, самолет в конечном счете все же пришлось переправить в Пхеньян.

      Между тем, на территории Японии действовала еще одна маоистская организация – «Кэйхин ампо кёто» (Совет совместной борьбы против договора безопасности). Тоже лихие ребята. Как-то в качестве протеста против действий американцев во Вьетнаме они забросали бутылками с зажигательной смесью посольство США и заодно… посольство СССР. 

      Ясно, что рано или поздно террористы обеих «союзов» должны были встретиться. Так оно и произошло. Когда у «Сэкигунха» закончилось оружие, она обратилась к «Кэйхин ампо кёто» – у коллег его хватало с избытком (они как раз ограбили большой охотничий магазин). Лидеры двух организаций встретились и отлично поладили. «Сэкигунха» «получила в подарок» некоторое количество единиц огнестрельного оружия, а нуждающаяся в деньгах «Кэйхин» приняла «ответный дар» – 300 000 иен. Вскоре две «красные банды» слились в одну. Так появилось «Рэнго сэкигун» (Объединенная Красная Армия). Сразу после объединения началась «кампания взаимной критики и самокритики» – проще говоря, убийства тех членов организации, которых сочли недостаточно надежными. 

      Первой крупной акцией «Красной Армии» стал захват виллы «Асомаяма» на очень дорогом курорте Каруидзава. На этот раз ни на какие переговоры полиция не пошла. Осознанно пожертвовав заложниками, силовики захватили 17 террористов, а потом, не особо миндальничая, стали выбивать у них показания. В результате была вскрыта практически вся подпольная сеть организации. Попал под арест и Цунэ Мори – позже он покончил с собой в токийской тюрьме. Казалось все, конец. Но… Мори не зря создавал базы японских террористов на Ближнем Востоке. Его люди давно уже тесно сотрудничали с Народным фронтом освобождения Палестины (НФОП). А потому следующая атака японских боевиков произошла в Израильском аэропорту Лод. Говорят, руку к ней приложил знаменитый Шакал.

      «Сэкигун» полностью переносит свою деятельность на Ближний Восток. Там они снова меняют название. Теперь это «Арабу сэкигун», т.е. «Арабская Красная Армия». Надо сказать, что «арабская армия», состоящая только из японцев – несколько комичное зрелище. Однако их тепло принимают в НФОП и дают куратора – Джорджа Хаббаша по прозвищу «Аль-Хаким» (Мудрец). Кстати, руководит организацией в то время женщина – Фусако Сигэнобу (она же Мириам, она же товарищ Шамиля), жена одного из погибших в аэропорту Лод. Между прочим, она жива до сих пор. Японской полиции удалось арестовать ее только в ноябре 2000-го года.

      После переброски штаб-квартиры «Сэкигун» в Ливан структура организации стала следующей. Общее руководство – Политбюро во главе с Фусако Сигэнобу. Техническая подготовка операций и работы по обеспечению тыла – Организационный комитет (фактически это была сеть организаций прикрытия вроде Центра помощи народу Палестины или Комитета поддержки освобождения Палестины). Исполнение операций – Военный комитет Сэкигун во главе с Дзюндзо Окудайро.

      30 января 1974 года Есинаки Ямадо, Харуо Вако и трое палестинцев атакуют нефтехранилище транснациональной корпорации «Шелл» в Сингапуре с целью его подорвать. Акция удается. В ходе отступления они захватывают паром. Их блокируют авиацией и катерами. В тот же момент пятеро боевиков НФОП врываются в японское посольство в Кувейте и берут в заложники 29 сотрудников, включая и самого посла. Условие освобождения заложников – свобода захвативших паром боевиков. В результате обе группы террористов беспрепятственно оказываются в дружественном Йемене. 

      13 сентября 1974 года трое боевиков «Сэкигун» (как потом удалось установить Интерполу, это были Дзюндзо Окудайра, Харуо Вако и Дзюн Нисикава) атакуют французское посольство в Гааге. Захвачено 9 заложников. Террористы требуют выпустить ранее арестованного члена организации Есинаки Ямадо. Естественно, что помимо освобождения товарища ребята из «Сэкигун» не забывают о своем маленьком бизнесе. В довесок они просят предоставить им 300 тыс. долларов наличными «на нужды мировой революции». Тогда их требования удовлетворили. Вот только, когда самолет уже садился в Сирии, местные власти, согласившись предоставить убежище, потребовали свою долю «за услуги». Они рассудили честно: вам освобожденный товарищ – нам деньги. Так что японские боевики прогорели. 

      В марте 1975 года двое сэкигуновцев, Дзюн Нисикава и Кадзуо Тахира, арестованы в тот момент, когда они фотографировали ливанское посольство в Стокгольме. В ответ 4 августа 1975-го пятеро бойцов «Сэкигун» захватывают американское и шведское посольства в столице Малайзии Куала-Лумпуре. Опять в заложниках дипломаты и работники посольства – всего 53 человека. Тут, правда, денег не требовали. Но зато просили освободить не только двух задержанных в Швеции, но и еще шестерых членов «Сэкигун» и «Лиги антияпонского вооруженного фронта Восточной Азии», сидящих в тюрьмах Японии. И опять им повезло. 

      28 сентября 1977 года в воздухе захвачен авиалайнер компании «Джал», следовавший рейсом Париж–Токио (155 пассажиров и 14 членов экипажа). Тут снова без требования денег не обходится. Причем аппетиты растут. Боевикам передают 6 млн. долларов, возвращают свободу 9 их коллегам, дозаправляют самолет и отправляют его в Алжир. Там и боевики, и деньги исчезают.

      Чтобы поведать миру о себе, японские террористы организовали… киностудию! Кстати, помимо своей непосредственной задачи, она неплохо справлялась с прикрытием переброски боевиков в Ливан. На вопрос: «Вы куда это собрались такие грозные и в камуфляже?», теперь можно было ответить: «Так кино про войну снимаем, гражданин начальник». Первый фильм про «Сэкигун» назывался «Красная Армия – НФОП. Манифест борьбы за мировую революцию». Его снимали не боевики организации и не любительской кинокамерой, а профессиональный режиссер Масао Адати на нормальном оборудовании. Прокатом киноленты занимался специальный отряд – позже на него возложат все функции по информационному сопровождению деятельности организации и назовут Информационным центром мировой революции.

      Интересно, что в качестве методов борьбы маоисты проповедовали нанесение точечных ударов по империалистам всех мастей и их приспешникам. «Сэкигун», естественно, разделяла эту позицию, любые массовые акции вроде захватов самолетов осуждались, но… самолеты все равно захватывались. На вопрос, почему так происходит, лидеры организации грустно разводили руками и говорили: «Пассажиры, конечно, большей частью люди случайные и невиновные, но ведь подобные акции и производят наибольшее впечатление». В общем мы понимаем, что поступаем плохо, но что поделать – мы же террористы.

      С середины 80-х «Сэкигун» тесно слилась с арабскими экстремистскими организациями и не проводила самостоятельных акций. Тем не менее, ее бойцы участвовали в атаке на посольства в столице Индонезии Джакарте в мае 1986 года. В мае 1987-го террористы обстреляли посольства США и Великобритании. Тогда же один из членов организации был задержан этой с грузом взрывчатки. Также японским террористам приписывается взрыв южнокорейского авиалайнера над Малайзией в декабре 1987 года.

      С 1996-го изменился характер войны. От тактики городской герильи «Сэкигун» перешла к акциям сельских партизан. Надо сказать, это была уже вторая попытка «уйти в леса». Первый раз японские боевики пробовали окопаться на Филиппинах вместе с местными коммунистами, но неудачно (хотя и добавили в партийную кассу сотни миллионов йен – выкуп за голову местного бизнесмена). 

       Теперь организация пытается воевать в джунглях Индокитая. Насколько успешно идет их борьба – неизвестно… Правда, периодически видных членов организации арестовывают. У них находят фальшивые документы, деньги, листовки. А значит, война продолжается…

     Ильич Рамирес Санчес (Шакал Карлос) – родился в 1949 году в Венесуэле. Второй сын успешного адвоката-коммуниста. Имя Ильич получил в честь вождя российской революции, остальных двух его братьев звали Владимир и Ленин. Пожалуй, самый знаменитый международный «революционный террорист» 70–80 годов прошлого века. Его деятельность была направлена в основном против граждан Израиля, Западной Европы и США. Организовывал террористические операции в интересах Народного фронта освобождения Палестины, «Красных бригад», колумбийской организации М-19, Фракции Красной Армии, ЭТА, КАЯ, ООП, НФО Турции... Самой крупной операцией стало похищение министров стран ОПЕК прямо из зала заседаний в Вене. 

       Карлос говорил: «При выборе между обсуждением линии партии по вопросу о повстанческих действиях и приятным времяпрепровождением с музыкой, женщиной и бутылкой водки политическая дискуссия занимала очень низкое место в списке моих предпочтений».

      Джордж (Жорж) Хабаш (он же аль-Хаким, «Мудрец») родился, по некоторым данным, 26 августа 1925 года в Лидде (Лоде), в семье греко-католика. В 1948 году его семья бежала в Иорданию. С начала 50-х – активист Арабского националистического движения. В 1967-м Хабаш основал «Народный фронт освобождения Палестины» (НФОП). Был арестован сирийскими властями. Бежал. 

      В 1972 году пережил первый инфаркт и стал постепенно отходить от дел. В феврале 1993-го впервые заявил о намерении «передать дела молодому поколению», в апреле 2000-го официально ушел на покой. 

      Умер в январе нынешнего года. Про него говорили: «Если у огня, которым пылают палестинские партизаны, и есть хранитель, то это доктор Хаббаш».

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!