КОКУСЫ. ЧТО ЭТО?
Январь 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: выборы, политика, США



Стать кандидатом в президенты США весьма непросто. И дело не только в огромных затратах. Каждый кандидат, если он, конечно, вступает в борьбу не из спортивного интереса, должен сначала пройти сложное испытание на внутрипартийных выборах (праймериз) Республиканской или Демократической партии (независимые кандидаты традиционно шансов на победу не имеют).

     

      Первые праймериз были введены в 1904 году в штате Висконсин по инициативе местного губернатора Ла Фоллета, недовольного засильем в процессе определения кандидата на президентские выборы федеральных функционеров республиканской партии. По его замыслу праймериз должны были заставить кандидата в президенты отвлечься от внутрипартийных интриг и повернуться лицом к народу. К 1916 году аналогичные законы были приняты уже в 25 штатах.

      Между двумя мировыми войнами практику праймериз почти забросили – в основном, похоже, по экономическим причинам. Но в начале 70-х вновь к ней вернулись. И снова под лозунгами уменьшения давления партаппарата.

      Партийные собрания проходят отдельно в каждом штате. Причем правила довольно серьезно варьируются от одной местности к другой.

      Например, чтобы быть включенным в список кандидатов на партийных выборах в Нью-Гэмпшире, достаточно внести в местный бюджет специальный налог в размере 1 тыс. долларов. В Тэннеси нужно всего лишь собрать 25 подписей однопартийцев. А вот в Нью-Йорке придется помучaться – к праймериз будет допущен только тот, кто сможет предъявить подписи 15 тыс. или не менее 5% от числа зарегистрированных партийцев (причем как минимум 5% из них должны проживать в половине избирательных округов штата).

      Но и это еще не все. В некоторых штатах список кандидатов должен быть одобрен специальной партийной конвенцией. Но если в Северной Дакоте конвенция – чистая формальность (все, кого выдвинули местные партструктуры, получают автоматическое «добро»), то в некоторых других местах придется потратиться на полноценную агитационную кампанию.

      В 11 штатах вместо праймериз проводят «кокусы» (в вольном переводе с языка индейцев это означает ситуацию, когда «люди собираются в одном месте и производят много шума», – довольно меткое определение).

      Их схема проста: в каком-нибудь большом доме собираются зарегистрированные члены той или иной партии и начинают разбиваться на группки в поддержку того или иного кандидата. Если в каком-то углу набралось меньше 15% участников собрания – кандидат проигрывает и его сторонники должны сделать другой выбор. Если больше – голоса засчитываются и отправляются в местный аналог окружной комиссии.

      Но и это еще далеко не все. Коренным образом отличаются не только формы голосования, но и список участников праймериз. Где-то голосуют все желающие жители штата, где-то – зарегистрированные члены двух партий, в некоторых штатах оба метода комбинируют… Праймериз могут быть многоступенчатыми и многотуровыми. 

      В общем, со стороны все это выглядит форменным бардаком, но американцы к нему привыкли, хотя предложения по изменению этой громоздкой и дорогостоящей системы звучат постоянно.

      Завершают марафон предварительных выборов партийные съезды (конвенции) республиканцев и демократов, на которых обе партии выдвигают единых кандидатов в президенты. Между ними и разворачивается основная борьба.

      Между тем праймериз в разных штатах имеют неодинаковое влияние на президентскую кампанию. Борьба ведется в первую очередь за психологическое преимущество, а потому особую роль приобретают наиболее ранние голосования, по традиции проводящиеся в небольших штатах, в первую очередь в Айове и Нью-Гэмпшире.

      История показывает, что праймериз в этих штатах-малютках, как ни парадоксально, имеют огромное значение для определения фаворитов президентской гонки.

      Айова привлекла внимание в 1972 году. Тогда там впервые проводилось голосование по обновленной системе, что вызвало особенный интерес журналистов и аналитиков.

      В 76-м неожиданно для всех праймериз демократов в Айове выиграл малоизвестный губернатор Джорджии Джимми Картер. Впоследствии он не только стал фаворитом своей партии, но и избрался президентом.

      В 80-м история почти повторилась с республиканцем Джорджем Бушем-старшим. Занимая до праймериз лишь четвертое место в опросах среди республиканцев, он после победы в Айове стал стремительно набирать популярность и в итоге стал вице-президентом при Рейгане.

      В 2004 году Айову «взял» сенатор Джон Керри, в итоге обошедший своего главного конкурента-демократа Говарда Дина и ставший единым кандидатом от партии на президентских выборах.

      Не менее славная история у победителей праймериз в Нью-Гэмпшире. 

      В 1952 году генерал Эйзенхауэр именно там впервые опередил признанного фаворита республиканцев Роберта Тафта, а демократ Эстес Кефаувер переиграл действующего президента Гарри Трумэна. В итоге Трумен отказался от идеи выдвигаться на третий срок (тогда он был разрешен), а Эйзенхауэр стал президентом.

      С того времени считается, что победа в Нью-Гэмпшире почти гарантирует победу на партийном съезде, хотя и не дает 100% уверенности во «взятии» Белого дома. 

      Несколько исключений из этого правила были зафиксированы как раз в последних избирательных кампаниях. Несмотря на проигрыш в Нью-Гэмпшире, президентами США стали Билл Клинтон и Джордж Буш-младший. 

      Это заставило несколько подкорректировать взгляды на роль штата, но одно правило пока остается неизменным: кандидат, не сумевший получить в Нью-Гэмпшире хотя бы второго места, шансов на участие в основной президентской гонке не имеет.

      Особая роль ранних праймериз в этом году привела к серьезному соперничеству между штатами и региональными партийными структурами. В США развернулась настоящая «война календарей». 

      Один за другим местные партийные съезды и законодательные собрания начали принимать решения о переносе своих праймериз на более ранний срок. Попытки национальных комитетов обеих партий остановить этот процесс успеха не имели.

      В итоге, если обычно предвыборная гонка начиналась не раньше марта, в 2008-м первые праймериз (в Айове) состоялись уже 5 января.

      В целом, правда, привычный порядок праймериз удалось сохранить (Айова и Нью-Гэмпшир голосуют первыми, за ними следуют Невада и Южная Каролина, потом Флорида и Мэн, затем наступает черед «супервторника» – голосование сразу двух десятков штатов).

      Единственными, кого не удалось урезонить, оказались демократы из Мичигана – они ни в какую не желали отказываться от голосования, назначенного, вопреки обычному графику, на 15 января. В итоге Национальный комитет демократической партии заявил, что делегаты от Мичигана на партийный съезд допущены не будут, и пусть голосуют когда хотят – все равно это уже не будет иметь никакого значения. 

      Главными же пострадавшими оказались «младшие» кандидаты – им может попросту не хватить денег на значительно удлинившуюся из-за переносов местных голосований избирательную компанию (выборы президента пройдут по традиции в первый понедельник ноября).

      Глава Федеральной избирательной комиссии Майкл Тоннер уже заявил журналистам: «Гонка 2008 года будет самой продолжительной по времени и самыми дорогостоящими выборами в американской истории». Он считает, что, не имея в избирательной кассе хотя бы 100 млн. долларов, в борьбу лучше вовсе не ввязываться.

      В 1988 году президентская кампания, принесшая победу Джорджу Бушу-старшему, обошлась всего в 50 млн. долларов. Нынче в отчетах кандидатов фигурируют совсем другие цифры. 

      1996 год – 448,9 млн., 2000 год – 649,5 млн., 2004 год – 693 млн. долларов.

      В 2008-м, как предполагают эксперты, сумма превысит 1 млрд. долларов, а по некоторым оценкам может достичь 3 млрд.

      Можно, конечно, сэкономить на праймериз, выдвинувшись в качестве независимого кандидата, но шансы на победу в этом случае весьма эфемерны. 

      Это, правда, нисколько не мешает многочисленным претендентам на президентский пост. В 2007 году их число достигло 115 человек, причем широко известны американской публике были от силы человек 20. Впрочем, как показывает практика, большинство из них сойдут с дистанции задолго до начала голосования.

      Среди потенциальных «независимых» (внепартийных) кандидатов в президенты США называли имя главы «Microsoft» Билла Гейтса. Однако несколько месяцев попыток убедить миллиардера в необходимости этого шага успехом не увенчались. Гейтс решительно отказался участвовать в политической борьбе.

      Правда и без него американцам есть из кого выбирать. К началу праймериз однозначных фаворитов ни в одной партии так и не выявилось, а потому каждое новое голосование может преподнести очередные сюрпризы. 

      Впервые за последние 80 лет в борьбе за президентское кресло не участвуют ни президент, ни вице-президент уходящего кабинета. Более того, в гонке нет вообще ни одного «тяжеловеса» из нынешней президентской администрации. Ни Дик Чейни, ни Кондолиза Райс, которую активно прочили в преемницы Буша, не решились вступить в борьбу. Так что «дуэль черной и белой королевы» (Райс и Клинтон), которую предвкушали многие эксперты, все-таки не состоится.

      Почти сразу отказался от намерений баллотироваться и самый младший из династии Бушей – брат действующего президента Джебб, губернатор Флориды.

      Политика Буша сейчас настолько непопулярна, что большая часть специалистов считает победу демократического кандидата почти предрешенной. Демократы уже воспользовались слабостью республиканцев, захватив контроль над обеими палатами Конгресса; им же принадлежит большинство губернаторских постов. 

      По данным агентства «Harris Interactive», 27% американцев ныне называют себя сторонниками Республиканской партии, 36% – Демократической, а 24% – числятся беспартийными (точнее, не состоят ни в одной из 2 партий). В течение 2007 года число республиканцев уменьшилось на 3%. 

      С другой стороны, этот показатель мало о чем говорит. Демократы пользуются численным преимуществом вот уже скоро 40 лет (причем в отдельные годы они превосходили своих противников вдвое!), но это не мешало республиканцам неоднократно выигрывать выборы всех уровней. 

      Причина – «идеологическая стабильность» общества. Как и в 70-х, 37% граждан считают себя консерваторами, 19% – либералами, 37% – умеренными. Так что республиканцы по-прежнему сохраняют неплохую платформу для успешного проведения президентской кампании. Некоторые представители демократической партии даже начали опасаться, что излишняя самоуверенность сыграет с их лидерами плохую шутку, а потому не прекращают призывов серьезно отнестись к предстоящей борьбе.

      Пока демократы держат хороший темп. Они значительно опережают конкурентов по объемам средств, привлеченных для финансирования их избирательной кампании. В 2007 году на счета штаба Хиллари Клинтон поступило 115 млн. долларов, Барака Обамы – 103 млн. Между тем одному из лидеров республиканцев Майку Хаккаби не удалось даже взять планку в 10 млн.

      

      Кандидатов, вступивших в борьбу за пост президента США, сложно назвать людьми бедными. Большинство из них владеет состояниями в десятки миллионов долларов.

      Самый богатый, несомненно, республиканец Митт Ромни. Его оценивают в 190–250 млн. долларов. Второе место у его однопартийца Рудольфа Джулиани с состоянием в 70 млн. И лишь на третьем – чета демократов Клинтонов с суммой в 50 млн. 

      Следом идут демократ Джон Эдвардс (30 млн.) и республиканец Джон Маккейн (15 млн.), а самый бедный из лидирующих кандидатов – Барак Обама – имеет всего-то чуть больше 1 млн.

      В течение всего 2007 года разномастные журналисты и аналитики ожидали заявления о президентских амбициях от мэра Нью-Йорка, миллиардера Майкла Блумберга, который якобы планировал потратить на выборы чуть ли не 1 млрд. долларов личных средств. Но экс-республиканец этих ожиданий не оправдал, по крайней мере пока…

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!