ЛЮДИ И ВОЛКИ: ЗОВ ПРЕДКОВ
Декабрь 2013
Вернуться к номеру >>

Теги: экология, природа



Многие стремятся к единению с природой. Кто-то уезжает на выходные пожить в платке на берегу озера, отправляется в горный поход или на экскурсию по диким местам родной планеты. Другие вообще навсегда перебираются в уединенные домики в лесах или в хижины вдали от цивилизации. Но некоторые идут еще дальше и становятся частью дикой природы – например, присоединяясь к волчьим стаям и проживая с ними другую, такую необычную и непривычную нам жизнь.

 

В гармонии с природой

     Большинство людей избегают опасностей, особенно таких, как постоянная жизнь в тяжелых условиях или общество хищных животных. Но есть и исключения – некоторых так и тянет к дикой природе. Вот и семейная пара Датчеров 6 лет прожила со стаей волков, чтобы понять поведение и образ жизни этих удивительных зверей. 69-летний Джим и 50-летняя Джеми поселились в палатке в лесу штата Айдахо, США, где волки обитают практически повсеместно. Ни отсутствие удобств – электричества, телефона или водопровода, – ни жестокие 40-градусные морозы не были помехой для отважных романтиков, которые давно и крепко сдружилась со «своей» стаей и не желали ее покидать.

     До своего ухода в леса супруги жили обыденной жизнью. Джеми работала в зоопарке в Вашингтоне, а Джим был оператором и снимал фильмы о дикой природе. После того как Датчерам пришла в голову идея снять документальный фильм о жизни волков в естественной среде обитания, им пришлось буквально поселиться рядом со стаей. «Волки очень боятся людей, – рассказывает Джим. – К тому же, это очень умные животные, так что поймать их в объектив не так-то просто, и снять о них фильм в естественной для них среде – очень трудная задача. И только подружившись с волками, мы получили уникальную возможность запечатлеть их жизнь на пленке». Заручившись доверием стаи еще в первый год совместной жизни, Джим и Джеми не смогли сразу уйти от новых друзей и снимали материалы для фильма на протяжении еще 5 лет, чтобы показать всему миру другую, добрую и дружелюбную, сторону серого хищника, которого многие боятся и стараются истребить.

     За это время им удалось установить с волками очень тесную, практически семейную связь и заглянуть туда, куда мало кому из людей удавалось. Волки настолько привыкли к чете Датчеров, что начали считать их своими товарищами по стае, а порой вели себя с ними словно домашние собаки: например, давали себя гладить или лизали людям руки и лица при встрече. Взрослые животные не проявляли к паре никакой агрессии и даже доверяли Джиму и Джеми своих детенышей. Так что многих членов стаи супруги знали со щенячьего возраста, а одного слабого волчонка даже выкормили из бутылочки молочными смесями и детским питанием. Выросшие волки помнили доброту людей и относились к ним с уважением. Матерые звери всячески выказывали свою дружбу Датчерам, а порой, после особенно удачной охоты, даже делились с ними добычей. За время, проведенное с хищниками, супруги стали свидетелями роста и изменения стаи, сцен смены вожака и продвижения членов стаи по иерархической лестнице внутри сложного волчьего сообщества. Датчеров даже пустили на своеобразную тризну, на которой стая оплакивала гибель одного из своих сородичей. Джим и Джеми очень старались заснять или записать все, что могло бы показать людям, как важно сохранять популяцию волков и насколько эти звери прекрасны и удивительны.

     После такого опыта семейная пара, конечно же, не смогла ограничиться выпуском только одного документального фильма о жизни среди диких хищников и пожелала поделиться своим опытом и новыми знаниями со всем миром. Они основали некоммерческую организацию «Жизнь с волками», сняли 3 фильма и выпустили 4 книги. Кроме того, у Датчеров есть свой сайт, и они ведут просветительскую работу о важности и ценности волков в крупнейших библиотеках, университетах и школах по всему миру.

     «Время, проведенное с волками, дало нам потрясающий и удивительный опыт и знания, которыми мы очень дорожим, – говорят супруги. – Теперь мы пытаемся дать от себя что-то волкам взамен».

     

Руководство по выживанию в волчьей стае

     Британский исследователь-натуралист Шон Эллис тоже живет среди волков в графстве Девоншир. Что заставило его оставить свою жену и четверых детей и привело в дикую стаю? Желание понять опасных хищников, научиться жить с ними бок о бок и составить подробное руководство по выживанию среди этих зверей.

     Шон убежден: чтобы стать волком, необходимо жить как волк. Поэтому мужчина спит на голой земле, ест сырую пищу и только ту, что добудет на охоте его стая, или голодает наравне со своими новыми собратьями, когда еды нет. Он принципиально не пользуется мылом, одеколоном или зубной пастой, антисептиками, антибиотиками, да и любыми другими вещами, запах которых может насторожить или взволновать членов его новой «семьи». Он даже не меняет одежду, чтобы сохранить привычный волкам запах. Да и во всем остальном натуралист ведет себя по-волчьи.

     Жизнь в стае началась для Шона еще в 2005 году, когда он купил у охотников трех крохотных волчат, мать которых убили, и отправился со щенками в леса Девоншира. В то время он уже был довольно крупным специалистом-самоучкой по волками и их повадкам, и теперь пришло время проверить теорию на практике. Правда, профессиональные ученые, услышав о подобной идее, Шона не поддержали. По счастью, энтузиасту удалось договориться с администрацией Девонского национального парка, чтобы его стае предоставили там специальную территорию, и найти несколько единомышленников, которые согласились стать его коллегами в необычном эксперименте. Группа поселилась в исследовательском центре – небольшом домике на границе резервации, а Шон Эллис с волчатами по имени Яна, Тамаска и Матси отправился в вырытое заранее уединенное логово в лесу.

     Первые пару недель Шон провалялся с волчатами в логове и регулярно кормил их молоком из детской бутылочки. Сам мужчина раз в сутки отлучался к тайнику в лесу, куда его помощники приносили только полусырое мясо и воду – ведь запах от Шона должен был быть натуральным и привычным волчатам. Поначалу исследователю пришлось нелегко: его одолевали несварение желудка, слабость и недомогания – но после недели мучений организм начал перестраиваться.

     А вскоре пришло время воспитывать подросших и окрепших волчат. Для начала Шону пришлось, как матери-волчице, не выпускать детенышей из логова. В природе она для этого подбегает к направляющемуся к выходу малышу и больно кусает его за нос. Шону было довольно тяжело причинить вред своему маленькому подопечному, но он знал: наказание болью – единственный способ воспитания у волков, и потому справился с этой задачей. Потом обучение детенышей волчьим премудростям пошло по накатанной. Эллис учил их выходить из логова и возвращаться обратно, выть, самостоятельно питаться и исполнять другие немаловажные в стае функции. А обучая молодых волков, он вскоре и сам начал проводить все эти ежедневные ритуалы легко и естественно.

     Очередной трудностью для Шона стали игры подросших волчат и первые драки – ведь у исследователя шкура была далеко не такой крепкой, как у его подопечных. Волчьи зубы часто оставляли глубокие раны, некоторые из которых приходилось зашивать в исследовательском центре. Пару раз Шона даже вывозили в клинику, где ему промывали и перевязывали особенно тяжелые раны, по его собственной просьбе не используя никаких лекарств и антисептиков. Волки относились к своему раненому вожаку неизменно трогательно: аккуратно скусывали ненужные на их взгляд бинты, осторожно вытаскивали хирургические нитки и зализывали рану часами.

     Следующим этапом в воспитании стаи стала, разумеется, добыча пищи. Молодые волки учились у Эллиса ловить рыбу в ручье, охотиться на мышей и белок, гоняться за зайцами и дикими козами. Именно в этот момент в стае сложилась окончательная иерархия, без которой в волчьем обществе никуда. Самый активный и крупный Яна пока что был «бетой» – вторым по положению, – однако Шон уже тогда подозревал, что когда-нибудь тот будет претендовать на лидерство. Тамаска в играх и на охоте шел за Яной, подчиняясь и исполняя его решения. А Матси был типичным «омегой». Роли в стае действительно сменились, когда волкам исполнилось 2 года. Яна бросил Шону вызов и, конечно, вышел победителем, но бывшего вожака и воспитателя волки оставили в стае.

     Шон и сегодня остается членом разросшегося волчьего сообщества, обитающего в Девонширском национальном парке, где живут бок о бок уже 17 волков и волчиц. Сейчас исследователь находится на положении старого и уважаемого члена стаи, которого уже не берут охоту, зато доверяют воспитание маленьких волчат. Так что Шон, как и много лет назад, кормит волчат мясом, учит молодняк выть, играть, ловить рыбу и охотиться. Но основная задача Эллиса – уберечь малышей от опасности и приучить соблюдать иерархию. А еще ученый дает своим подопечным понять, как правильно воспринимать людей – не доверять им безоговорочно, потому что не каждый человек обязательно друг, но и не дичится. Ведь главная мечта зоолога-любителя – сделать так, чтобы дикие волки и люди жили рядом, не мешая друг другу. Продвижению этих идей не в последнюю очередь способствует реалити-шоу на канале National Geographic, в котором показывают жизнь Шона Эллиса и его волков. Наблюдая за удивительными приключениями человека в волчьей стае, люди начинают лучше понимать и меньше бояться этих хищников.

     

Свой среди своих

     После выхода на пенсию каждый волен сам решать, чем ему заниматься. Кто-то продолжает работать, или посвящает свою жизнь внукам, или просто проводит вечера у телевизора. А вот бывший немецкий десантник, а ныне биолог-исследователь 80-летний Вернер Фройнд основал волчий заповедник «Парк волков Вернера Фройнда» в городе Мерциг в земле Саар в Германии. Там он уже не первый год живет со своими новыми друзьями. За последние 40 лет Фройнд вырастил в своем парке более 70 животных. А сейчас в заповеднике на площади в 10 га живут 29 волков и волчиц из Европы, Сибири, Канады, Арктики и Монголии, которые сформировали 6 стай. Чтобы пользоваться уважением и доверием среди хищников, Вернеру Фройду и самому приходится вести себя как вожаку одной из стай, причем вживаться в роль нужно настолько, что мужчина даже не брезгует сырым мясом. Ученый, посвятивший половину своей жизни изучению этих животных, хочет не только возродить популяцию европейских волков, но и доказать всем, что их пресловутая свирепость и дурной нрав – всего лишь миф, и человек вполне может сосуществовать с серыми хищниками. «Сказки – вот чему они обязаны своей дурной славой, – угрюмо говорит он в одном из интервью. – «Красная шапочка» и все такое. Это великолепные животные, и того, кто говорит, что их не должно быть в природе, наверное, так же мало заботит судьба слонов на равнинах Африки. Их присутствие и то, что они живут среди нас, делает нас богаче».

     Чтобы доказать свою точку зрения, Вернер Фройнд убедил руководителя Федерального агентства по охране природы Германии выделить ему территорию для возрождения популяции волков в Германии. Сейчас пожилой человек вместе с супругой Эрикой, поддерживающей мужа во всех начинаниях, живет в домике на окраине Парка, который заодно служит «яслями» для маленьких волчат и легко превращается в клинику, если раненому или больному зверю требуется медицинская помощь или уход. Первыми его волками стали щенки из зоопарков и заповедников, которых Фройнд и Эрика купили за свои средства и вырастили сами. Вернер и сейчас поддерживает с ними связь, каждый день проводя время со своими подопечными.

     Ежедневно в начале девятого утра Фройнд отправляется в Парк «на работу». Для общения с волками у исследователя есть 6 армейских курток – по одной для каждой из стай, живущих в лесу. У волков очень тонкий нюх и куртку с впитавшимися запахами, в которой он ходит к полярным волкам, ни в коем случае нельзя надевать для общения, например, с канадскими хищниками. Однажды волчица в одной из стай учуяла на нем запах самки из другой стаи и, ревнуя, отгрызла Фройдну часть левого уха. В обязательную экипировку входит и крепкая длинная трость. Вернер говорит, что воспользоваться ею ему пока ни разу не пришлось, но лучше иметь такую возможность на крайний случай. И, разумеется, вожак ежедневно приносит волкам «добычу» – ведь каждый 45-килограммовый хищник должен съедать от 3 до 5 кг животной пищи в день. Мясом, костями и ливером заповедник бесплатно снабжают ближайшие мясокомбинаты, скотобойни и фермы.

     Волки Фройнда чуют его издалека и громко воют при его приближении, а Вернер отвечает им, причем для каждой стаи и ситуации он способен воспроизвести десятки особенных воев, кличей и даже звериных рыков. Они могут так петь и переговариваться часами. Чтобы пользоваться уважением в стае, Вернеру постоянно приходится вести себя как вожаку, ведь главное для любого волка – строгая иерархия. Когда он появляется на территории очередной стаи, все волки должны его приветствовать, вылизывая ему руки и лицо. Если кто-то из животных не подошел «поздороваться» с главным – это верный повод насторожиться: в стае зреет бунт. В таких случаях Вернеру приходится бороться за главенство с непокорным хищником. А это бывает непросто, ведь волки опасные звери, а их челюсти способны сдавить добычу с силой 105 кг/см2, что вдвое больше, чем у крупной немецкой овчарки. Но пока из всех своих схваток бывший десантник выходил победителем. Далее следует совместная трапеза. Есть волки начинают только после того, как их вожак откусит первый кусок, а многие приучены аккуратно брать куски мяса прямо из рта Вернера.

     Закончив общение с очередной стаей, Фройнд заглядывает домой, чтобы переодеться и взять очередную порцию «добычи», и отправляется на территорию обитания следующего сообщества.

     День заканчивается тем же, с чего начался – Вернер снова совершает обход Парка, воет, кормит и гладит своих волков. Зато ночью, в темноте, звери предоставлены сами себе. В это время серые хищники чувствуют себя наиболее комфортно и охотятся самостоятельно. Иногда исследователь даже подбрасывает им овец из папье-маше и звери разрывают их на кусочки, как настоящих.

     Между тем дело Фройнда приносит свои плоды. Стаи волков уже расселились в Саксонии и в баварских лесах на границе с Чехией. По подсчетам ученых, их число уже достигло 12 – волки заново заселяют леса, в которых их столетие назад уничтожили охотники. Экологическая и научная деятельность Вернера Фройнда не осталось незамеченной: в 1995 году правительство Германии наградило его орденом за заслуги перед наукой. А его бесценный опыт по общению с волками лег в основу нескольких книг о повадках этих хищников, например, «Волк среди волков», где он описывает свое пребывание в волчьей стае. К тому же в «Парке волков» любой желающий может и сам пообщаться с хищниками, ведь вход сюда свободный и бесплатный. Правда желающим очень пригодятся советы Фройда и стальные нервы.

     

На просторах Беларуси

     Удивительно, но и в нашей стране есть энтузиасты, стремящиеся жить в гармонии с дикой природой. Так, в Россонском районе на окраине Беларуси, где плотность населения всего 3–4 человека на квадратный километр, в полупустой деревне возле заказника «Красный бор» живет на отшибе биолог Дмитрий Шамович. Этот медвежий угол среди озер, болот и лесов идеально подошел для выращивания и содержания собственной стаи серых хищников.

     Впервые волки появились у Шамовича 8 лет назад. Тогда он только поселился в Россонском районе, закончив аспирантуру при Институте зоологии НАН Беларуси. Молодой ученый рассчитывал создать новое направления экотуризма в нашей стране – непосредственное общение с дикой природой. Поселившись на хуторе охотхозяйства, Дмитрий сумел завести на подворье своего первого серого хищника по кличке Тер. Вскоре зверь совсем привык к людям, проникся к ним доверием и перестал дичиться, это его и погубило. Однажды ночью волк сбежал в соседнюю деревню и начал исследовать дворы, собаки подняли лай и зверя застрелили. После Тера на хуторе у Шамовича жило еще 5 волков, и у каждого была не менее печальная судьба.

     Через пару лет Дмитрий решил для себя, что ни о каком развитии экотуризма в организации, заинтересованной в первую очередь в развитии охоты, речи идти не может, и отправился на вольные хлеба. Поначалу было трудно, но если человек к чему-то стремится всем сердцем, у него это обязательно получится. Сейчас с ученым живут сразу три серых друга: волки Бой и Тер и волчица Дая. Каждого он взял еще слепым волчонком, выходил, вырастил и стал для них и защитником, и семьей, и вожаком. Но волчат Шамовичу привозят, к сожалению, не часто, ведь сезон охоты на волков в Беларуси открыт всегда, и за их жизни охотникам выплачивают неплохое вознаграждение. Разве что иногда, когда охотхозяйства прекращают выдавать премии, щенков несут таким людям, как Дмитрий. Сам же Шамович считает волков самыми бесправными животными в нашей стране. «Беда в том, что волки кушают копытных животных, а те являются трофеями, за которые платят хорошие деньги. Нередко в валюте. Давайте называть вещи своими именами: человек просто объявил награду за голову конкурента, – говорит Дмитрий. – Волк получает свою добычу, рискуя жизнью, она необходима ему для пропитания. А какой-нибудь Ганс или Вульф, стоя на вышке с оптикой в руках, стреляет для развлечения и рискует разве что замерзнуть в ожидании, когда кабан подойдет к кормушке. Вот такая справедливость». И будь у биолога такая возможность, он бы спас и приютил куда больше волков, чем может позволить себе сейчас.

     Между тем, мечта Шамовича об экологическом туризме в Беларуси постепенно осуществляется. Он регулярно принимает группы экскурсантов, и от желающих отбоя нет. Свою агроусадьбу – от фундамента до сантехники и столярных работ – Дмитрий построил собственными руками, и теперь сдает номера гостям, желающим поселиться поближе к природе и понаблюдать из окон за серыми хищниками. А воспитанные волки между тем радушно принимают людей, беспрекословно слушаются вожака и даже к еде подходят только с его разрешения. У каждого зверя свой характер, который они охотно демонстрируют гостям. Дая – самоуверенная и кокетливая, Бой – активный и непоседливый, а Тер – спокойный и послушный, его даже выпускают погулять по двору в присутствии гостей под присмотром Дмитрия. Правда, большую часть времени содержать волков ученому приходится все же в вольере – выращенные ученым хищники не приспособлены для вольной жизни рядом с чужими людьми, да и соседи не поймут.

     Люди приходят в волчьи стаи с разными целями: кого-то интересует единение с дикой природой, кто-то ставит опасный эксперимент, кому-то хочется изучить хищников подробнее или сделать уникальные фотоснимки, снять удивительный репортаж, а кто-то просто испытывает себя на прочность. Но зачем бы люди ни селились рядом с волками, из этого соседства они всегда выносят крепкую любовь, привязанность и уважение к благородным серым хищникам.

     

     Не всегда люди попадают в волчьи стаи по собственному желанию, приняв сознательное решение. Самый известный тому пример – описанная в книгах Редьярда Киплинга история индийского мальчика Маугли. Но феномен homo ferus, или человека дикого, встречается и в наше время. Ребенка могут принять медведи, обезьяны, леопарды или лисы, но чаще всего человеческих малышей принимают к себе волчьи семьи. Таких фактов зафиксированы десятки и сотни. Причем, как и много лет назад, чаще всего истории о детях, воспитанных волками, приходят к нам из Индии. Там не способные прокормить свою семью бедняки порой вынуждены оставлять младенцев в джунглях на произвол судьбы.

     Самый известный такой случай был описан доктором Сингхом, попечителем одного из индийских сиротских домов. К нему в приют попали две девочки Камала и Амала, воспитанные в волчьей стае. Девочки-волчицы много лет жили в норе вместе с двумя волчатами и их родителями. Найденные людьми, дети агрессивно защищали свою территорию и бросались на взрослых. И даже после найденыши рычали на прохожих, охотились во дворе на домашних животных, мало спали, ели только сырое мясо и ходили сугубо на четвереньках. Камала, которой было около 8 лет, когда их забрали из волчьего логова, прожила в приюте еще 9 лет, а вот младшая девочка, Амала, умерла уже через год.


     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!