ДЕТИ ВОЛКА. КТО ХОТЕЛ ВЗОРВАТЬ ОЛИМПИАДУ
Сентябрь 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Егор Сазонов
Раздел: История террора
Теги: политика, сепаратизм, террор, спорт, Китай



Подготовка к Олимпиаде-2008 носила не только спортивный характер. Пока атлеты сдавали пробы на допинг, а МОК доставлял в Пекин олимпийский огонь, террористы также не сидели сложа руки. Фаворитами в борьбе за «золотую медаль» в дьявольской дисциплине под названием «срыв Олимпиады» стали боевики-уйгуры. К счастью, они не получили ничего – ни «золота», ни «серебра», ни «бронзы». И даже не прошли квалификацию. Хотя пытались...

      У всемогущего владыки-шаньюя, правившего в древние времена, родились две дочери, одна краше другой. Придворные называли их богинями. Когда девочки подросли, шаньюй сказал: «Могу ли я выдать таких красавиц за смертных? Я отдам их замуж за бога Тэнгри». 

      В безлюдном месте построили огромный дворец. Проводив туда дочерей, правитель воскликнул: «Молю, Тэнгри, прими их».

      Так девицы остались во дворце. Через какое-то время мать красавиц соскучилась по своим дочерям и пришла к мужу, прося, чтобы владыка вернул их в отчий дом. «Невозможно, еще не пришло время», – ответил тот.

       Через год ко дворцу подошел старый мудрый волк. Долго и протяжно выл он по ночам, призывая невест спуститься. Младшая красавица молвила сестре: «Наш родитель поместил нас здесь, желая представить Тэнгри, а ныне пришел волк – может быть, его прибытие есть счастливое предзнаменование». И сказав так, пошла по ступеням вниз. Но тут старшая сестра бросилась к ней со словами: «Это животное, а не бог, не срами родителей». Но младшая не поверила ей. Она спустилась к волку и стала ему женой. Так, если верить седому преданию, появились уйгуры... Говорят, именно из-за родства с волками они любят унылые длинные песни, похожие на волчий вой...

      На протяжении столетий соседом «народа волка» был Китай. И не то чтобы отношения у народов были добрососедские. В уйгурских сказаниях описывается, например, такой эпизод – чтобы лишить уйгуров силы, войска Поднебесной как-то разрушили священную гору Кутлу-Таг. По легенде, китайскому послу в Уйгурской орде шпион сообщил: «Величие и могущество долины уйгуров состоит в горе Кутлу-Таг. Священную гору надо уничтожить, чтобы ослабить это царство». И как написано в летописи, «... люди Тан раскололи гору сильным огнем и полили вином и уксусом. Тогда камень распался, и его унесли на носилках. Тут испустили жалобные вопли птицы и четвероногие животные в царстве уйгурском. По прошествии семи дней уйгурский правитель Юй-лунь Тегин умер. Появились всевозможные несчастья и бедствия, народ жил в беспокойстве и часто погибали занимавшие престол».

      В XVIII веке территории уйгуров (нынешний Северо-Западный Китай) были присоединены к Поднебесной. Постепенно здешние безлюдные степи заселялись коренными китайцами – они развивали ремесла, возделывали земли, строили города. 

      Однако во все времена находились те, кто стремился оторвать эти земли от Китая. Сегодняшних уйгурских сепаратистов можно поставить в один ряд с их «коллегами» – борцами за самоопределение из регионов, которые ежедневно упоминаются в выпусках новостей по всему миру, – чеченцами, Тиграми освобождения Тамил-Илама, курдами и басками, стремящимися образовать независимые государства.

      Всю первую половину ХХ века Уйгурия была охвачена войной. Восстания вспыхивали одно за другим. Самое крупное и знаковое из них началось в 1931 году под руководством Ходжа Нияз Хажи и Юлбарс Хана. Центром событий стал город Кумул.

      Мятеж распространялся по стране, как чума. В Турфане движение возглавили купец Максудахун Мухитов и два его брата. К уйгурам на севере Алтайского округа присоединились казахи во главе с Шариф-ханом, на юге – карашарские монголы с князем Махаваном, а также дунгане и киргизы.

      Надо сказать, что ввиду общей неразберихи Синьцзян – основное место проживания китайских уйгуров – к этому времени был практически независимым государством и, чтобы отделиться от Китая, ему не хватало совсем чуть-чуть.

      Губернатором провинции в 1933 году в результате военного переворота стал полковник Шэн Шицай. Он попытался успокоить повстанцев, обещая им ряд свобод, и при поддержке СССР сторонам, в общем, удалось договориться.

      Но такой расклад устроил далеко не всех. Юг провинции во главе с Сабитом Дамуллой и Мухаммадом Имин Бугра плюнул на все соглашения и объявил о создании Восточно-Туркестанской исламской республики, причем заочно выбрал ее президентом не участвующего в процессе Ходжу Нияза Хажи. 

      Тогда Шицай обратился за помощью к СССР, и в Синьцзян вошла Алтайская добровольческая армия – на самом деле это были одетые в белогвардейскую форму бойцы 13 полка ОГПУ. Ей в помощь губернатор провинции создал еще три полка – один кавалерийский и два пехотных. Эту бригаду возглавил белогвардеец, полковник барон Павел Паппенгут. Произошло, казалось бы, невозможное. В борьбе с уйгурами в один строй стали большевики и их заклятые враги.

      Повстанцы отличались крайней жестокостью. В Кашгаре в течение одного дня было уничтожено около 2 тыс. местных жителей, а чуть позже расстреляно 1,5 тыс. пленных китайских солдат. Но столкновение с закалившимися в сражениях гражданской войны бойцами – это не то же самое, что резать безоружных. Мятеж подавили, и существование Восточно-Туркестанской исламской республики прекратилось.

      Мир длился 2 года, потом – новое восстание. И снова положение спасает СССР. При этом глава Синьцзяна, Шицай, подчиняется китайскому правительству лишь формально. На самом деле в Москве он бывает гораздо чаще, чем в Пекине. 

      Но в скором времени барона Паппенгута, командовавшего самыми боеспособными частями синьцзянской армии и дважды помогавшего губернатору сохранить власть, расстреливают. Вместе с ним погибает 40 офицеров, а его дивизия распускается. Делается все это вопреки рекомендации СССР.

      Сей поступок как нельзя лучше охарактеризовал синьцзянского лидера. После начала войны с его вероломством столкнулась и Москва. Неожиданно, забыв о былом, Шицай примкнул к китайским националистам из Гоминьдана и практически прекратил сношения с вчерашними друзьями. 

      Понятно, что такое не прощают. Сталин начинает поддерживать уйгуров, казахов и всех тех, кто готов к ним примкнуть. В 1941 году провинция снова охвачена войной. Вот только теперь за спинами повстанцев высится громада несокрушимой империи. Шицай понимает, что «ловить» ему нечего и пишет покаянное письмо советскому лидеру, в котором просит принять вверенную ему область в качестве одной из республик СССР. Но все тщетно, и тогда он уходит в отставку.

      Тут в конфликт активно вмешивается Гоминдан. В округ вводятся войска и начинается постепенное усмирение недовольных. Но повстанцы не сдаются. Создаются все новые и новые отряды. В 1944 году снова провозглашается создание Восточно-Туркестанской республики, только на этот раз без слова «исламская». В нее вошли три из десяти округов Уйгурии – Илийский, Тарбагатайский, Алтайский. Президентом республики провозглашен маршал Алихан Тура, узбек по национальности. Первым заместителем стал уйгурский князь Хакимбек Ходжа, заместителем – представитель знатного казахского рода Абулхаир Торе.

      У новорожденной республики сразу же появляются собственные вооруженные силы, которые возглавляет советский генерал-майор Иван Полинов. Его начальником штаба становится бывший дутовец генерал Варсонофий Можаров, а заместителем – уйгур Зинун Таипо.

      Казалось бы, до независимости всей Уйгурии остается совсем немного, но на деле это не так. СССР и Китай заключают договор о дружбе и сотрудничестве, в 3-м пункте приложения к которому записано: «Относительно развития Синьцзяна Советское правительство заявляет, что, согласно статье V договора о дружбе и сотрудничестве, оно не будет вмешиваться во внутренние дела Китая».

      Договор, естественно, был секретным – никто в новой республике о нем не знал. Все занимались какими-то своими делами – заключали соглашения о прекращении огня, формировали новые правительства – даже не подозревая, что все это, в общем-то, мышиная возня.

      Конец был прост. Практически в полном составе правительство республики вылетело в Пекин для участия в заседании Народного политического консультативного Совета Китая. Самолет ИЛ-12, который перевозил высокопоставленных пассажиров, потерпел крушение. В живых не остался никто…

      В 1949 году новый глава правительства Бурхан Шахиди объявил о своей полной лояльности к Пекину. А еще через 6 лет вместо республики был создан Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. Все вернулось на круги своя.

      Однако возвращение Уйгурии в состав Китая только подстегнуло активность сепаратистов.

      Когда Пекин был избран столицей Олимпийских игр, уйгурские боевики начали подготовку целой серии терактов. В Интернете они распространили сообщение для своих единоверцев, в котором просили их избегать массовых скоплений публики и не пользоваться общественным транспортом. Также в сети ходил видеоролик со смонтированными взрывами на фоне эмблемы Олимпиады-2008.

      В марте, параллельно с волнениями в Тибете (который, кстати, находится по соседству), была разгромлена очередная группа боевиков, в чьи планы входил срыв при помощи терактов спортивного праздника. 

      «Если принять во внимание захваченные вещественные доказательства, цели террористов предельно ясны – помешать проведению пекинской Олимпиады», – говорит секретарь партийного комитета Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Ван Лэцюань. Вообще, только за этот год было ликвидировано 12 ячеек сепаратистов.

      Тогда же власти Китая сообщили о попытке угона самолета, следовавшего из столицы китайских уйгуров Урумчи в Пекин. Как позже выяснилось, на борту лайнера «Южных китайских авиалиний» была обнаружена взрывчатка. Благодаря действиям экипажа беды не случилось.

      В апреле служба общественной безопасности КНР арестовала 45 человек по подозрению в причастности к «Исламскому движению». В их задачу входило устраивать взрывы в гостиницах и похищать иностранцев во время Олимпиады.

      Очередной удар террористы нанесли 21 июля в южнокитайском городе Куньмин. Неизвестными было взорвано два автобуса. В результате погибли два пассажира, еще 14 получили ранения. 

      По данным предварительного расследования, в салонах автобусов сдетонировали самодельные взрывные устройства, изготовленные на основе нитрата аммония (аммиачной селитры). Очевидцы говорят, что «пакеты со взрывчаткой оставлял невысокий мужчина неприметной наружности». 

      Самый кровавый теракт произошел 4 августа, за несколько дней до церемонии открытия Олимпиады. Два грузовика, протаранив ограждение, въехали на территорию погранзаставы близ города Кашгар в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР, на стыке границ с Узбекистаном и Киргизией. Солдаты в этот момент делали утреннюю гимнастику и дать должный отпор не смогли. Выскочившие из грузовиков боевики бросили две гранаты. 16 человек было убито на месте, 12 ранены.

      Интересно, что некоторые, например, секретарь действующей в эмиграции Уйгуро-Американской ассоциации Алик Сейтов, сомневаются в причастности экстремистов к данному теракту. Официальный виновник – «некто абстрактно недовольный режимом». Хотя среди вещей задержанных боевиков обнаружились взрывные устройства, аналогичные найденным на базе террористов, разгромленной в декабре. А сами преступники утверждали – они участвуют в джихаде. 

      Уже после открытия Олимпиады, 10 августа, в полтретьего ночи велорикша, набитый до отказа взрывчаткой, въехал во двор уездного управления общественной безопасности и подорвал свой страшный груз. Дело было в городе Кучи Синьцзян-Уйгурского автономного района. В результате погибли три человека.

      Утром того же дня под прилавком на рынке полиция обнаружила пять притаившихся человек. Когда дело дошло до задержания, в стражей правопорядка полетела бомба. Двух нападавших застрелили на месте, остальные предпочли аресту самоубийство.

      В общем, суммарно за этот сумасшедший день в городе произошло 12 взрывов. Местным жителям запретили использовать личный транспорт. Всех, кто передвигался на такси, подвергали тщательному досмотру...

      Меры безопасности, предпринятые китайскими спецслужбами, сделали свое дело – Олимпиаду не омрачили беспорядки и взрывы. Однако проблема не становится менее острой.

      Сегодня боевики исламской Уйгурии находят теплый приют у единоверцев-талибов в Афганистане. Кроме того, есть все основания полагать, что уйгурский сепаратизм поддерживается рядом серьезных фигур в пакистанской армии и военной разведке. 

       На новые высоты это «мусульманское образование» вышло, когда при поддержке пакистанских спецслужб ваххабитским отрядам Харкат уль-Муджахиддин, Лашкар и Таяба была передана часть бывших талибских баз в Афганистане. Теперь любой воин Аллаха может пройти курс обучения, в который наравне с основами исламской теологии входит обучение работе с зенитными автоматическими пушками, безоткатными орудиями, ракетными установками и всеми видами стрелкового оружия. Уйгуры здесь частые гости. Пройдя обучение и закрепив полученные навыки на практике, они возвращаются домой и вливаются в местные экстремистские организации. При этом, как и все террористы, не стесняются зарабатывать на жизнь наркоторговлей и рэкетом. Иногда совершаются вылазки и к соседям. Так, в Киргизии был убит руководитель уйгурского культурного объединения «Иттипак», отказавшийся выделить крупную сумму на помощь «борцам за независимость».

      Забавно, что при этом есть целый ряд организаций, пытающихся представить боевиков на Западе не бандитами и наркоторговцами, которыми они являются на самом деле, а благородными рыцарями – борцами за независимость порабощенной родины. Восточно-Туркестанский союз в Европе (ETUE) со штаб-квартирой в Германии, Международная Такламаканская ассоциация прав человека (ITHRA), Восточно-Туркестанский национальный освободительный центр (ETNFC) со штаб-квартирой в Вашингтоне – вот те, кто занимается информационной поддержкой деятельности уйгурских боевиков на Западе. Не менее активно их созники действуют и на Востоке. В Средней Азии действуют Уйгурстанская организация свободы, Межреспубликанская ассоциация уйгуров. В Алма-Ате создана Уйгурская освободительная организация (ULO). По информации «France Press», на территории Казахстана был сформирован также Объединенный национальный революционный фронт Восточно-Туркестанской организации.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!