ТРЕТЬЯ КАТАСТРОФА ОЛИГАРХА
Сентябрь 2013
Вернуться к номеру >>

Теги: персоналии, Беларусь, Россия



Уже дважды Сулейман Керимов находился на краю пропасти.

     Теперь фиаско в Беларуси ставит крест на его имперских амбициях.

     Керимов – один из самых известных олигархов современной России – карьеру в большом бизнесе начал позже своих коллег по цеху. К первому дележу приватизационного пирога он опоздал по объективным причинам. В 1989 году Сулейман Абусаидович, тогда еще просто зять дагестанского партийного функционера, только-только окончил институт и начал работу на заводе «Эльтав».

     И хотя свой первый банк Керимов смог создать уже к 1993-му, но силенок на большее накопить не успел. Так что грабительские залоговые аукционы, почти разорившие государство и озолотившие узкую группу олигархов первой волны, прошли без него. Впоследствии, однако, хваткий и жесткий коммерсант своего не упустил. В конце лихих 90-х он уже был достаточно известен в Москве, оброс связями, но настоящая слава ждала его только в новом веке.

     

Взлет хищника

     Те, кто знаком с методами господина Керимова, иначе чем хищником его не называют. Никогда он не входил в бизнес с целью построить что-то новое. Но всегда атаковал тех, кто ослаб в рыночной борьбе. В итоге, когда реальные или мнимые сложности оказывались разрешенными, доставшиеся ему за бесценок активы перепродавались с многократной наценкой, чтобы быть снова вложенными в более крупное предприятие.

     Пробой пера будущего олигарха стали игры с акциями «Федпромбанка», где он был сначала просто представителем родного «Эльтава», а затем вдруг оказался владельцем контрольного пакета! Потом была операция с приватизацией «Внуковских авиалиний». Спустя несколько лет ими заинтересовалась Счетная Палата, которая пришла к неутешительным выводам: «инвестиционные обязательства при приватизации «Внуковских авиалиний» были имитированы заключением договоров на поставку самолетов Ту-204 и оплатой неликвидными векселями». В общем, обещанного авиалинии так и не дождались, планово обанкротились и были перепроданы авиакомпании «Сибирь». Два организатора этой схемы в итоге попали под суд, но Керимова скандал миновал.

     Понятно, что не обошлось в его биографии и без «нефтяного следа». Жемчужины отрасли, конечно, были ему тогда не по зубам. А вот в схватках за активы поменьше он проявил себя на высоте. Отвоевав у конкурентов «Варьеганнефть», он немедленно перепродал ее с прибытком старшим товарищам из группы «Славнефть». А вот в схватке за «Нижневартовскнефтегаз» ему не так повезло. Приз в итоге достался альянсу «Альфа-Групп» и «Ренова», а соратник Керимова, бывший директор предприятия Виктор Паллий оказался под следствием. Но будущий олигарх снова вышел сухим из воды. Интересно, что тогда партнером Керимова в нефтяных войнах выступал «прославившийся» совсем недавно на олимпийских стройках Ахмед Билалов.

     В 1998 году Керимову достался его главный актив – АО «Нафта Москва». Августовский финансовый кризис довел эту компанию (наследницу некогда богатейшего советского монополиста «Союзнефтеэкспорта») до плачевного состояния. Ее собственные сбережение «провисли» в проблемных банках, а кредиторы все настойчивее требовали возврата огромных долгов. В общем, пока другие нефтяники раздумывали, Керимов выкупил контрольной пакет «Нафты» всего за 50 млн. долларов, после чего несколькими допэмиссиями размыл доли остальных акционеров, доведя в итоге свой контроль в компании до 100%. После этого он распродал все нефтяные активы компании, заработав на этом около 400 млн. долларов! А самого бывшего нефтерейдера Керимов, по оценке «Русского Форбс», превратил в «одного из самых агрессивных инвесторов и беспощадных специалистов по недружественным поглощениям».

     Тот же журнал поведал и историю одной из самых успешных сделок «Нафты»:

     «Бывший сотрудник ОБХСС Андрей Андреев на тот момент контролировал Автобанк, страховую компанию «Ингосстрах», Орско-Халиловский меткомбинат (НОСТА, Оренбургская область), зверосовхозы в Подмосковье и еще ряд предприятий. Осенью 2001 года всего этого у Андреева не стало. «Мой бизнес был незаконно переоформлен на ряд компаний, которые контролировала непосредственно «Нафта Москва», «Русал» и [компания Романа Абрамовича] Millhouse. Сделку с ними подписали лидер красноярской преступной группировки Радик Гамзаев и председатель правления Автобанка Наталья Раевская, на которую было оказано физическое и моральное давление, угрозы оружием… Я никому ничего не продавал и не получил от этой сделки ни копейки». По данным Андреева, покупатели перечислили 60 млн. долларов на счета, указанные Гамзаевым, в то время как реальная стоимость активов превышала 700 млн. долларов. Вскоре предприятия были распроданы поштучно «добросовестным приобретателям»: Автобанк – «НИКойлу», «Ингосстрах» и НОСТА – структурам Олега Дерипаски («Русал»), зверосовхозы – группе БИН».

     Примечательно, что до 2001 года Андреев и Керимов числились приятелями…

     Не менее «задорно» происходил процесс вхождения «Нафты» в собственность московского СПК «Развитие» в 2005 году. Офисное здание компании (расположенное, кстати, в нескольких сотнях метров от Кремля!) попытались взять штурмом полторы сотни молодчиков с битами и арматурой. Кто организовал атаку, официально до сих пор не выяснено.

     Итог тем бурным годам подвел лидер ЛДПР Владимир Жириновский, по партийным спискам которого господин Керимов попал в Государственную Думу. «Он человек тихий, скромный, внимательный, он долгое время нигде себя не выпячивал, пробовал себя в разных сферах бизнеса, не лез в крупные битвы за собственность, а потом, когда всякие березовские и смоленские рухнули, образовалось свободное пространство и Керимов пошел в гору», – рассказывал Владимир Вольфович об именитом однопартийце.

     Перепродавая проблемные активы крупным игрокам российского рынка, Керимов богател и одновременно обзаводился новыми связями. В том числе в госструктурах. Это открыло ему путь к новым вершинам. Следующей целью «Нафты» стали акции «Газпрома» и «Сбербанка». При этом схема была выстроена идеально – ни копейкой собственных денег олигарх не рисковал! Выглядело это так.

     «Сбербанк» давал Керимову кредит на покупку акций, причем залогом становились сами купленные бумаги. Когда акции вырастали в цене, сумму кредита увеличивали, на эти деньги снова покупали акции, которые опять отдавали в залог. И так до бесконечности. В итоге Керимов стал обладателем примерно 6% «Газпрома».

     Между тем, такого рода кредитные операции финансисты считают очень рискованными. Для банков. А потому большинство специалистов уверены: без своих людей в руководстве «Сбербанка» провернуть такое дело Керимову не удалось бы. Вспоминают и теплую дружбу коммерсанта с двумя крупными чиновниками – Аркадием Дворковичем и Игорем Шуваловым (сейчас оба они вице-премьеры российского правительства). Показательно, что «Сбербанк» прекратил кредитование «Нафты» сразу же после прихода туда Германа Грефа в 2007-м.



     Два удара судьбы

     В 2006 году Керимов был уже миллиардером и не собирался останавливаться на достигнутом. Его манили мировые биржи, США и Европа. И вслед за отечественными друзьями-напарниками появились зарубежные. Проводником в мире международных финансов стал для него глава банка Morgan Stanley Джон Мак. Как раз в сентябре 2006-го состоялась их историческая встреча в Нью-Йорке, где Мэкки Нож (такое прозвище получил Мак за жесткость и бескомпромиссность в бизнесе), пообещал перспективному русскому клиенту, всеми силами стремящемуся вывести с родины активы, помощь в экспансии на западные фондовые рынки. Позднее к кампании присоединились еще 11 крупнейших американских и европейских банков.

     Поначалу дела шли успешно. Структуры Керимова при помощи западных советников и консультантов бойко выводили деньги из России, вкладывая их в «сверхнадежные» и «сверхприбыльные» финансовые инструменты. Причем тот факт, что вся схема изначально была чистой воды спекуляцией, никого, понятное дело, не смущал. Так в инвестиционном портфеле олигарха оказались British Petroleum и E.On, Deutsche Telekom и Boeing, бумаги Deutsche Bank, Credit Suisse, Morgan Stanley, Merrill Lynch, Barclays, Fortis и Royal Bank of Scotland. 

     Но тут судьба нанесла ему первый удар…

     Спустя два месяца после многообещающей встречи в Нью-Йорке спорткар «Феррари Энцо», за рулем которого находился сам Керимов, вылетает с трассы на набережной Ниццы. Олигарх получает жуткие ожоги. Врачи, чтобы спасти ему жизнь, вводят его в состояние искусственной комы. Потом специальным вертолетом его доставляют в одну из лучших ожоговых клиник Бельгии…

     Долгие месяцы Керимов не появляется на людях, носит специальный костюм с силиконом, проходит сложнейшие процедуры реабилитации. Но даже в этом состоянии олигарх не собирается забрасывать дела – перспектива скорой наживы, видать, превалирует.

     Российская экономика на пике формы. За «голубые фишки» (самые надежные предприятия) дают огромные деньги. «Нафта Москва» постепенно избавляется практически от всех российских активов. Сегодня аналитики оценивают вырученные тогда Керимовым деньги в астрономическую сумму – 26 млрд. долларов! Немало, особенно, если учесть, что «заработаны» они были сплошь за чужой счет. Примерно 6 млрд. уходит на погашение долгов. Остаток – 20 млрд. – олигарх вкладывает в западные компании. Он становится крупнейшим частным акционером Morgan Stanley.

     Но американские банки работают не по российским лекалам. Поэтому деньги вкладываются хоть и с мощной кредитной поддержкой, но не даром. Схема примерно выглядит так. На покупку пакета акций в миллиард долларов Керимов тратит 200 млн. своих кровных, оставшиеся 800 ему дает банк под залог акций. Если рынок растет – такая стратегия обещает большие барыши, если нет – банк вправе потребовать увеличения доли финансирования со стороны клиента. Эта схема называется margin call.

     Тревожные звоночки в виде падения банковских котировок Керимова не смущали. Он был твердо уверен, что это временное явление. Захваченный горячкой спекуляций он не только отказывался продавать акции, но и покупал все новые. Последние крупные сделки он совершил буквально за несколько дней до начала всемирного обвала 2008 года. Возможно, свою роль сыграл и тот факт, что все это время олигарх рисковал деньгами, зарабатывать которые ему никогда не приходилось. Когда же падение котировок стало уже неуправляемым – действовать было поздно.

     Принцип margin call в одночасье превратил одного из самых богатых людей в России практически в банкрота. Впрочем, потеряв «почти все», Керимову на какое-то время удалось сохранить репутацию успешного инвестора. Все операции на западе проводились им в обстановке строжайшей секретности и истинные размеры потерь стали известны только спустя несколько лет. Плюс, у него остались связи или, говоря прямо, люди, у которых он еще мог взять денег…



     Кандидат в калийные короли

     Возвращение Керимова в большой бизнес начинается со «спасения» строительной группы «ПИК». Ее владельцы, как и все потенциальные «клиенты» олигарха, в больших долгах. Группе грозит банкротство. Контактов и связей владельца «Нафты» оказывается достаточно, чтобы банки согласились отложить истребование долгов. За это сам Керимов получает 40% фирмы. Правда, прежние владельцы вправе в будущем выкупить его долю по фиксированной цене, но сам он не вкладывает в проект ни копейки. Чистая прибыль!

     Новым партнером Керимова в финансовой сфере становится банк «ВТБ». В ход опять идет старая формула. «ВТБ» исправно выдает кредиты на покупку собственных акций и перспективных рыночных активов. На удачливого бизнесмена по-прежнему работают репутация и связи. У Владимира Потанина Керимов выкупает 39% крупнейшего российского добытчика золота – компании «Полюс Золото». Потом наступает время калия…

     Все дело в том, что калийная соль – основной ингредиент калийных удобрений, без которых немыслимо современное сельское хозяйство. Большая часть ее запасов сосредоточена в трех странах: России, Канаде и Беларуси. Идея создания «калийной ОПЕК» напрашивается сама собой. Еще в 2005 году «Беларуськалий» и «Уралкалий» создают общую сбытовую структуру – «Белорусскую калийную компанию» («БКК») для успешного продвижения своей продукции на мировых рынках. Бизнес идет успешно, но тут на сцене появляется Керимов.

     У владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева к 2010 году возникают определенные трудности в России. Крупная катастрофа в Березниках (штаб-квартире калийщиков) вызывает конфликт с властями. Ростехнадзор предъявляет компании огромные штрафные санкции. Одновременно банки, по странному «стечению обстоятельств», отказывают Рыболовлеву в кредитах. Очень быстро находится и покупатель на проблемный актив – «Интерросс» Владимира Потанина. За ним, как утверждает пресса, стоит могущественный Игорь Сечин. Но в последний момент контракт перехватывает керимовская «Нафта».

     За контрольный пакет «Уралкалия» Керимов предлагает Рыболовлеву 10 млрд. долларов. Собственных средств в таком объеме у него, конечно, нет. Но на помощь опять приходят госбанки. Также его партнерами выступают «олигархи-лайт» – Александр Несис и Филарет Гальчев. Сделка совершается невиданно быстро. Без положенных в таком случае длительных переговоров и изучения активов. Поговаривают, что курируют ее люди из ближайшего окружения Дмитрия Медведева. В частности, Александр Дворкович.

     Этот вице-премьер, кстати, и впрямь тесно связан с Керимовым. Достаточно сказать, что его жена, Зумруд Рустамова (дагестанка по происхождению) с 2006 года работает в бизнес-структурах своего соотечественника: до 2008 года – в «Нафта Москва», потом – в ее кипрском подразделении, а с 2009 года входит в совет директоров «Полюс Золото». Долгое знакомство связывает Керимова и с первым вице-премьером Игорем Шуваловым. Они не скрывают, что дружат более 15 лет.

     Керимов привносит в калийный бизнес не только свои энергию и связи, но и стиль работы. Всего через год жертвой его неуемного аппетита становится единственный конкурент «Уралкалия» в России – «Сильвинит». Сделка сопровождается скандалами. Местами ситуация приобретает откровенно криминальный характер. До сих пор в суде находится дело о «пропаже» пакета акций «Сильвинита» стоимостью около 50 млн. долларов. Компания-регистратор просто переписала их с прежнего владельца Анатолия Ломакина на «Уралкалий» (т.е., де-факто, на Керимова).

     Тем не менее, объединение завершается успешно. «Уралкалий» в союзе «Беларуськалием» получают контроль над более чем 40% мирового рынка калийных удобрений. Компании реализуют стратегию сознательного ограничения объемов добычи для удержания высокого уровня цен. Выигрывают от этого обе стороны.

     Но планы Керимова простираются куда дальше. В привычной для себя манере он начинает забрасывать Минск предложениями о покупке белорусских калийных активов. Переговоры не клеятся. Названная Президентом Беларуси цена – 30 млрд. долларов – олигарха не устраивает. Это противоречит главному принципу – покупать дешево, продавать втридорога. Всем очевидно, что долгосрочных планов «копаться в шахтах» у Керимова нет. Тем более что эксперты в один голос твердят – акции объединенного с «Беларуськалием» «Уралкалия» на биржах будут отрывать с руками. Но то, что для Керимова чистый бизнес, для Беларуси – вопрос национальной безопасности, и непрозрачные сделки тут недопустимы.

     Смириться с этим российские «партнеры» не могут. И тогда начинается еще одна игра. Один из главных принципов рейдерства гласит: чтобы купить вожделенный актив дешево – нужно создать проблемы его владельцам. В случае с «Беларуськалием» это не так просто. Но средство все-таки находится. Для этого топ-менеджеры «Уралкалия» начинают внедрять своих людей на ключевые посты в «БКК», постепенно беря под контроль торговую сеть за рубежом и заключение основных контрактов. Одновременно летом 2013 года начинается подготовка к финальной стадии операции. Главным проводником российских интересов становится председатель наблюдательного совета «БКК» – Владислав Баумгертнер, по совместительству гендиректор «Уралкалия».



     Михаил Хазин, экономист: «Я очень хорошо понимаю психологию российских олигархов, которые считают, что если есть возможность отжать партнера, то надо его отжать».



     Фиаско

     В 2012 году «Уралкалий», вопреки всем договоренностям, начинает торговать в обход «БКК». Белорусских калийщиков пытаются втянуть в разорительную игру на понижение, предполагающую масштабное наращивание производства с одновременным снижением цен. Официальная цель – вытеснение канадских и европейских конкурентов. Но одновременно это означает радикальное падение доходов белорусского предприятия, у которого себестоимость производства выше. В результате рыночная цена акций «Беларуськалия» должна временно упасть, позволив Керимову выкупить его без лишних расходов.

     Белорусские калийщики эту игру поддержать отказываются. Тогда менеджеры «Уралкалия» решают сыграть ва-банк. В июне 2013-го российская компания устами своего гендиректора Баумгертнера заявляет о выходе из всех соглашений с «БКК». Все свои объемы она теперь продает исключительно через собственного трейдера. При этом к российскому трейдеру переводят основных специалистов «БКК» вместе с иностранными контрактами! Это грозит «Беларуськалию» большими убытками и опять же предполагает снижение его стоимости.

     Заявление Баумгертнера немедленно обрушивает биржевые котировки калийных компаний по всему миру. Потери несет и сам «Уралкалий» (его акции проседают на 21%), и канадцы, и европейцы. Интересно, что незадолго до этого младшие партнеры Керимова – Муцоев и Несис – выходят из числа акционеров «Уралкалия», продав свои акции структурам олиграха. То ли они таким образом выражают недовольство сомнительной антибелорусской операцией, то ли сам Керимов предпочитает избавиться от лишних игроков, чтобы потом получить большую долю прибыли.

     Вскоре становится известно, что за несколько дней до заявления о разрыве с «БКК» «Уралкалий» выкупает на бирже значительное количество собственных акций по программе «бай-бэк», страхуя таким образом своих менеджеров от лишних потерь. Становится известно и о подозрительной активности аффилированных с Керимовым фондов по скупке подешевевших акций «Уралкалия». Сейчас расследование по подозрению в осознанной манипуляции рынком акций ведет Федеральное ведомство по надзору за финансовым сектором Германии (BaFin).

     Беларусь отказывается играть в эту игру по правилам рейдеров. В августе следственные органы санкционируют арест Владислава Баумгертнера, ордер на арест выдается также на ряд топ-менеджеров «Уралкалия», а в сентябре и самого Сулеймана Керимова. Большинство россиян приветствует это решение.

     Единственным, кто обрушивается на Беларусь с резкой критикой, оказывается (что неудивительно) вице-премьер Дворкович, угрожающий различными карами от прекращения поставок нефти до очередной молочной войны. Впрочем, его обвинения и угрозы не впечатляют даже соотечественников. А очередное вмешательство главного санитарного врача России вызывает в прессе только смех. «Главврач Онищенко все больше воспринимается в окружающем Россию мире как глупый скабрезный анекдот», – пишет «Московский комсомолец».

     Общественное мнение однозначно.

     Сергей Марков, политолог: «По поводу «Уралкалия», интересно, есть вообще люди, которые в конфликте между Керимовым и Лукашенко на стороне Керимова?.. Общественное мнение на стороне Лукашенко. ТВ (российское) внятно не может объяснить, почему арест менеджера олигарха не правилен, в условиях, когда все убеждены в презумпции виновности сырьевых олигархов и их менеджеров».

     Кирилл Бенедиктов, политолог: «Арест в минском аэропорту Владислава Баумгертнера, генерального директора компании «Уралкалий», с беспощадной ясностью показал, что сырьевая олигархия не всемогуща. Пределы ее влияния очень сильно зависят от политической воли… Минск ясно демонстрирует, что не принимает российские правила игры, по которым к представителям элиты нельзя применять те же меры, что и к обычным гражданам».

     Ему вторят и заявления официальных лиц. Игорь Сечин, президент «Роснефти», заявляет о недопустимости ограничения нефтяных поставок в Беларусь. Причем абсолютно естественно аргументирует это интересами нефтяного сектора самой России. С новыми проектами сотрудничества с Минском выступает и руководитель «Газпрома» Алексей Миллер.

     Наконец, выступает пресс-секретарь президента России, Дмитрий Песков: «Отношения между государствами – особенно такими союзными государствами, как Россия и Белоруссия – всегда приоритетны по сравнению с отношениями между какими-то корпорациями, предпринимателями».

     На этом фоне дальнейшая судьба несостоявшейся калийной империи Керимова выглядит печальной. Уже стало известно, что его футбольный клуб «Анжи» начал распродажу ведущих игроков (видимо, денег на спорт в будущем может не хватить), сам олигарх ведет переговоры о продаже своей доли в «Уралкалии» за 3,5–4,0 млрд. долларов (купил за 10), а его адвокаты советуют ему не покидать пределы России, где его защищает статус сенатора от Дагестана. В любом другом регионе его свобода отнюдь не гарантирована. Закономерно печальный итог для знаменитого комбинатора.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!