ГОЛУБАЯ МЕЧЕТЬ
Август 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Полина Гебль
Раздел: Глобальный мир
Теги: культ, ислам, история





     Эту мечеть по праву можно считать символом древнего города, сменившего немало владык. Стрелы ее минаретов и причудливые узоры стен могут спорить с величественностью стоящего напротив Софийского собора, а красота заставляет трепетать даже самое холодное сердце… 

     Tак называют ее лишь иностранцы. Сами турки величают мечеть «Ахмедие», именем владыки, повелевшего выстроить это «турецкое чудо света». Ахмед Первый, 14-й османский владыка, взошел на трон в 14 лет. Тяжелым испытанием стала для юного султана внезапно обрушившаяся власть. В те времена мало кому удавалось повелевать, не обагрив руки кровью. Одному Аллаху известно, столь тяжелы были прегрешения юного султана, но легенда гласит, что именно собственные проступки заставили Ахмеда воздвигнуть для их искупления мечеть. 

      Впрочем, другое предание доносит до нас куда более прозаическую причину появления в Стамбуле нового храма. Якобы в начале XVII века юный султан подписал с австрийским Габсбургом договор, в котором признал «повелителя гяуров (неверных)» равным себе. Возмущению правоверных мусульман не было предела – им были глубоко безразличны политические мотивы такого поступка, людей заботило лишь вопиющее нарушение заповедей Корана. И чтобы укрепить под собой трон и не допустить бунта, Ахмед Первый повелел построить в столице грандиозную мечеть. Но и тут не обошлось без конфуза. 

      Всем Голубая мечеть была хороша, только вот имела одну особенность. Вопреки канонам, ее окружали не четыре, а шесть башен-минаретов. Предание гласит, что дополнительные башни появились благодаря… тугоухости зодчего. Якобы султан, отдавая приказ, велел покрыть башни золотом. А так как в турецком языке «золото» и «шесть» звучат очень похоже, архитектор решил, что речь идет о шести минаретах. Кто станет спорить с владыкой? И вокруг мечети появились четыре основных башни, а во внутреннем дворе – еще две. Зато благодаря такому новшеству муэдзины могли призывать верующих к молитве аж с 16 балкончиков-шерефе. На основных минаретах соорудили по три балкончика. А на «дополнительных», стоящих во дворе, – по два. Таким образом, первоначально балконов было 14, по числу султанов – предшественников Ахмеда Первого, а после его смерти новые правители достроили еще два. 

      То, что мечеть Ахмедие «перевыполнила план» по башням, весьма не понравилось имамам Мекки. Поскольку главная святыня ислама, храм Каабы, тоже имел шесть минаретов. И тот, кто посмел скопировать его план, совершал святотатство. Противостояние султана и духовенства было нешуточным, но светская власть взяла верх. Разгневанные имамы вынуждены были замолчать и… построить в храме Каабы еще один минарет. Но победа стоила Ахмеду Первому слишком дорого. Согласно легенде, имамы прокляли заносчивого султана – он умер от тифа в возрасте 27 лет, через 10 лет после завершения строительства мечети. В ней же его и похоронили. Рядом с могилой султана его сын, Осман Второй, повелел построить портик – семейную усыпальницу. Здесь нашли свое последнее пристанище любимая жена Ахмеда Первого, султанша Кесем Махпейкер, их дети и… еще около 30 родственников. Удивительно, но до сих пор и сам храм, и усыпальницы султанской семьи остались нетронутыми ни временем, ни грабителями. 

      Первый камень в основание Голубой мечети был заложен в 1609 году. Зодчий Мехмет-ага, ученик великого турецкого архитектора Синама, к тому времени накопил немалый опыт возведения сложных сооружений. Перед тем как приступить к строительству Ахмедие, Мехмет-ага посетил все мало-мальски значимые храмы Османской империи. Не зря его еще в юности прозвали «ювелиром» – и за талант, и за скрупулезность в работе. А между тем, прежде чем пристраститься к архитектуре, Мехмет-ага служил в янычарском полку. Благо, начальство вовремя заметило, что у юноши гораздо лучше получается работать с камнем, чем махать ятаганом, и отправило Мехмета заниматься полковым водопроводом. Позже с начинающим зодчим уже консультировались при постройке казарм. Но по-настоящему его талант раскрыл Синам, великий зодчий Османской империи. В свое время Синам воздвиг величественную мечеть Селимие. Носящая имя непутевого султана (по прозвищу «пьяный») она прославила не только город Эдирне, но и всю Турцию. Кроме того, под руководством Синама было построено более 300 сооружений по всей Османской империи, от гробниц до бань. Даже мост через реку Прут на территории современной Молдовы и мечеть в Евпатории возведены им. Учитель, проживший более ста лет, оставил после себя немало нереализованных идей, и Мехмет-ага, один из его талантливейших учеников, как мог претворял их в жизнь. 

       Своих современников Мехмет-ага поражал не только красотой и необычностью возводимых сооружений, но и скоростью строительства. Храм вырос в рекордные для того времени сроки. Строителям понадобилось всего семь лет для создания «турецкого чуда света». 

     Бриллиант Османской империи

      Голубая мечеть задумывалась не как простой храм. Это был целый архитектурный ансамбль, состоящий из медресе (духовного училища), школы, приютов, больницы и караван-сарая. Правда, в XIX веке два последних здания были разрушены и сегодня о них напоминают лишь остатки каменной кладки. 

      Место для Голубой мечети выбрали неслучайно. Его «застолбили» еще во времена Византии. Для строительства собора тогда разрушили римский Ипподром, но вот сам храм воздвигнуть не удалось. Мехмет-ага посчитал почти готовую площадку идеальным местом для размещения главной султанской мечети, тем более что до дворца Топкапы от нее рукой подать. Но уже в самом начале работы стало понятно, что масштаб нового сооружения требует больше места. Под снос пошли не только оставленные как память зрительские места ипподрома, но и… византийский императорский дворец. Про жилища «простой» знати можно даже не упоминать – их разобрали в мгновение ока и без малейшего сожаления. Рачительные турки не вынесли былые памятники архитектуры на свалку. Большинство бывших в употреблении стройматериалов пошло на возведение мечети Ахмедие. 

      На украшении мечети экономить не стали. Плиточные изразцы привезли аж из Изника, славившегося своей керамикой. Но для мечети Ахмедие они даже превзошли самое себя – каждый изразец поражал изяществом и причудливостью узоров – переплетенных цветов и строк из Корана. Более того, плитки покрыли особым лаком и они, подобно бриллиантам, отражали свет, струящийся из 260 окон храма. Большинство изразцов были голубого или синего оттенка, что, собственно, и дало название мечети. Внутренняя поверхность куполов и своды выкладывались желтыми, золотистыми и белыми плитками. По преданию, сам султан Ахмед выбирал из привезенных плиток самые красивые – только они шли на облицовку храма. А перебрать в таком случае владыке пришлось ни много ни мало, а 200 тыс. изразцов. Более того, мастера Изника семь лет работали только на украшение Голубой мечети. Султанским указом им запретили продавать плитки для других зданий. Тот же самый запрет распространялся и на дворцовых ткачих, которые из отборного шелка создавали ковры для внутреннего убранства мечети. 

      Причудливые светильники и лампады свозились со всего света. А черный камень, возведенный на михрабе, привезли из самой мекканской мечети Кааба. Махфиль для муэдзина был сделан точно по подобию такого же в Мекке. Из «Мармара Адасы» в Голубую мечеть был доставлен белый мрамор и удивительные по красоте отделочные камни с красными, черными и желтыми прожилками. Витражи, украшавшие окна стены в направлении «Кибла» (туда, куда обращены лицом молящиеся), сделали из венецианского стекла. Но время не пощадило изящной работы итальянцев, и уже через несколько веков место изысканного стекла заняли витражи местного производства. 

      Вход в мечеть открывает большой парадный двор. В его центре зодчий поместил шестигранный Шадырван – фонтан с бассейном, окруженный шестью колоннами. К первым двум пристроены девять источников, в которых верующие до сих пор совершают омовения перед молитвой. Всего же во дворе находится 26 колонн, перекрытых тридцатью куполами. Кстати, куполов великий Мехмет-ага при строительстве Ахмедие явно не пожалел, чем немало украсил аскетичный силуэт исламского храма.

      Огромный купол, диаметром в 23,5 м, венчает пять исполинских колонн, чьи основания выполнены в форме слоновьих ступней. Но эта сфера – не единственная в Голубой мечети. 

      Главный купол обрамляют несколько малых куполов и еще четыре полукупола, и все они связаны каменными аркадами. Благодаря такому интересному архитектурному решению крыша мечети кажется парящей в воздухе. И это при высоте в 24 м! По задумке архитектора, малые полусферы символизировали четырех халифов – Абу Бакра, Умара, Османа и Али. А самый большой купол олицетворял самого Пророка. Чтобы потомки смогли разгадать столь сложные символы, мастеру Сеиду Касыму Бибари из Диярбакяра было велено покрыть все купола соответствующими надписями. Кроме самих куполов, изречения Пророка Мухаммеда и суры из Корана украшают и колонны, и стены мечети. 

      Есть у Голубой мечети и еще одна особенность – в ее стенах и куполе замурованы полые кувшины. Ставшие ненужными сосуды создают в храме удивительную акустику – даже сказанные шепотом слова проповедника слышны в любом уголке мечети. 

      До сих пор, чтобы прикоснуться к исламской жемчужине, сюда съезжаются верующие со всех уголков планеты. Как и сотни лет назад благоговейно ступают они по тяжелым красным коврам, сотканным когда-то руками лучших мастериц Османской империи… Странно, но всем входящим под величественные древние своды настоятельно рекомендуют захватить с собою… шерстяные носки!

      Холодная она, мечеть султана Ахмеда…  

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!