ПЕРЕВОРОТ В МАВРИТАНИИ. ПЕРЕЗАГРУЗКА
Август 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: политика, переворот, Африка



С генералами надо дружить. Особенно в Африке. 

     Если генерал обижается на правительство в Штатах, он подает в отставку и мирно дремлет в совете директоров какой-нибудь компании. 

     Если генерал обижается в Африке, он поднимает войска по тревоге и в срочном порядке свергает первого попавшегося под руку президента. 

     В славном африканском государстве с почти сказочным именем Мавритания август ознаменовался традиционным для страны мероприятием – военным переворотом. 

     Переворота ждали все лето. Удивительного в этом было мало – экономика страны размеренно катилась под откос, в то время как власть созерцала этот процесс с поистине философской отрешенностью.

     Одновременно уже с мая месяца Сиди Мохамед уль Шейх Абдаллахи (ныне «отставленный» глава государства) демонстрировал все признаки прогрессирующей политической импотенции. Прежнее правительство, которое худо-бедно латало дыры в хиленьком бюджете страны, было отправлено в отставку с невнятной формулировкой и без объяснения причин.

     Новое правительство приступило к исполнению своих обязанностей с тоскливым предчувствием недолговечности собственного политического бытия. На заседаниях министры обреченно вздыхали, ожидая скорых грозовых раскатов. Давно назревшие экономические решения никто не принимал. Бумагооборот почти застопорился. Самые ушлые в срочном порядке туго набивали кошельки и походные сумки (точнее, оффшорные счета), ожидая скорого прощания с доходным креслом. 

     Недобрые предчувствия, как и положено, исполнились. И двух месяцев не прошло, как правительство Яхьи ульд Ахмеда аль-Вагхера с ясным сознанием неисполненной миссии тихо отправилось на свалку истории.

     Очередное правительство формировалось с таким шумом и грохотом, что всем стало ясно – если прежнее просуществовало около двух месяцев, то это вряд ли продержится более двух недель. Так оно и случилось. Правда, на этот раз в отставку оно ушло отнюдь не по президентской воле, а вместе с самим президентом. 

     Непосредственным поводом для правительственной лихорадки стал бунт в правящей партии, которая не желала делить места с оппозицией. Партийцы заявили просто и прямо – долой оппозиционную квоту! У нас депутатских мандатов более чем достаточно, чтобы править без всякой оппозиции (при формировании прежних правительств для умиротворения буйной и темпераментной мавританской оппозиции ей отводилась определенная квота). 

     Оппозиция сильно обиделась и закусила губу, прозрачно намекнув, что власть об этом еще пожалеет (и оказалась права). 

     Однако мавританский президент не сильно испугался и пошел вразнос. Гулять так гулять, снимать так снимать – решил он, и вслед за правительством в отставку были отправлены две знаковые фигуры мавританской власти – Мохаммад уль Абдель Азиз и Мохаммад уль Газвани. Последний командовал армией, а Абдель Азиз генштабом, плюс по совместительству возглавлял президентскую гвардию. Именно эта славная парочка три года назад свергла президента Тайю (см. журнал «Планета», №4, август 2005 г.).

     Как и в прошлый раз все было чинно, мирно, благородно. Никто не палил из пушек, не взрывал хлопушки и не стрелял в воздух. Армейские подразделения лениво выдвинулись из казарм и на всякий случай окружили телевидение и дворец президента. «Банки, почта и телеграф» сдались сами. Различались перевороты только одним обстоятельством – три года назад президента Тайю свергали полковники. А вот нынешний глава государства удостоился большей чести – его «отправили на отдых» генералы (за три года Мохаммад уль Абдель Азиз и Мохаммад уль Газвани подросли в званиях). 

     Президента и премьера интернировали быстро, спокойно и без эксцессов – можно сказать, в рабочем порядке. Говорят, при задержании оба вяло протестовали и зачем-то (видимо, забыв, в какой стране находятся) взывали к правосознанию окруживших их офицеров. Те в свою очередь сонно пожимали плечами, силясь понять, о чем вообще идет речь. 

     Посольства многих стран даже не успели подумать об эвакуации, как все закончилось. Почти все дипломаты отнеслись к происходящему философски – за последние годы к чему-чему, а к переворотам здесь уже привыкли. 

     Кстати, надо сказать, что народ мавританский путчистов жалует. 

     Во-первых, им сильно благодарны за то, что три года назад бравые военные вышвырнули из насиженного кресла Маауйю уль Сиди Ахмеда Тайю, представлявшего собой этакий типаж классического диктатора-негодяя. 

     Во-вторых, они обещали передать власть гражданским и исполнили это (без лишних оттяжек, напоминаний и понуканий). Выборы нового руководства прошли и даже (что удивительно) были признаны свободными. Между прочим, и в этот раз заговорщики обещают провести выборы в самом скором будущем (и, видимо, им вполне можно верить). 

     В-третьих, генералы в меру сил заботились о том, чтобы власть хотя бы изредка вспоминала о своих гражданах (собственно, и нынешний переворот обосновывается тем, что пришло время напомнить о существовании двух с половиной миллионов мавританцев, которых мало волнует демократия, но сильно беспокоит собственное материальное положение). 

     Поэтому совершенно неудивительно, что переворот не получил никакого отпора в обществе (ни открытого в форме массовых протестов, ни скрытого в виде «фиги в кармане»). 

     Правда, ЕС, США и прочие обычным порядком осудили происходящее, кого-то к чему-то призвали и, как водится, пригрозили санкциями. 

     Но мавританцам в общем-то на подобные заявления наплевать. Никто не сомневается, что нефть у них по-прежнему будут покупать. А живут простые мавританские работяги покамест так плохо, что дальше ухудшать-то особо уже некуда. 

     Мавритания страна бедная. Но богатая 

     На любой карте видно – Мавритания расположена в западной части великой пустыни Сахара. А потому – делают вывод чересчур поспешные иностранцы – ничего ценного из себя не представляет. 

     Это не так. В стране, помимо неисчерпаемых запасов песка, забавных кочевников и более двух миллионов нищих, есть еще одна штука – нефть. Если верить геологам (а оснований не верить нет никаких), нефти здесь много. И завтра, возможно, станет еще больше. 

     В феврале 2006 года в стране добыли первый баррель нефти. После чего мавританцы сильно разволновались. Тема для беспокойства оказалась уважительной – судьба нефтяных доходов. Много слов было сказано о том, что их нужно направить на благо страны, а распределение их должно происходить прозрачно и гласно. 35% доходов предполагалось отправлять в государственную казну, а остальные пускать на разведку и развитие новых месторождений.

     Рядовые мавританцы наивно надеялись если не на превращение в «сахарские Эмираты», то, во всяком случае, на более сытное существование (в прямом смысле этого слова). Последние годы беспощадные климатические изменения немало досаждали скотоводам, издавна кочевавшим по этой сухой, выжженной солнцем земле. Десятки тысяч людей потянулись в города в поисках хлеба насущного (но нашли там лишь «три корочки хлеба»). В общем, людям думалось, что «нефтяной дождь» хотя бы частично превратится в «манну небесную» для простых мавританцев. Однако несколько лет демократического правления развеяли наивные мечты по ветру.

     Вновь взявшие власть генералы обещают навести порядок и даже найти деньги, бездарно растранжиренные в недавнее время. В последнее обещание, конечно, верится с трудом (точнее, не верится вовсе). Однако что касается порядка (в том числе хотя бы минимального порядка с распределением национальных доходов), то здесь, быть может, что-то с места и сдвинется.

     Президент Тайя (коего свергли три года назад) был обычным африканским диктатором – скромнее Мобуту (размах не тот) и интеллигентнее Бокассы (в людоедстве замечен не был). Он крепко дружил с Вашингтоном, неумеренно воровал и как умел давил недовольных.

     Судьба ему досталась тяжелая. Вокруг воровали все, и заставить окружение воровать строго по чину (а не так, как вздумается) оказалось задачей нелегкой. 

     К концу правления ему стало совсем тяжко. В стране открыли запасы нефти (немаленькие), и впереди замаячили большие барыши. Но тяжело было сознавать, что помимо дарованной Всевышним нефти во вверенной ему стране проживает несколько миллионов человек, которые время от времени желают кушать (и, соответственно, обязательно отнимут энную часть нефтяных доходов, которые при ином раскладе можно было бы запросто прикарманить). Судя по всему, Тайя не раз задумывался о том, как бы ему избавиться от этой обузы. Но никакого оригинального решения так и не отыскал. И хотя истребление отдельных подданных в Мавритании практиковалось, до массового геноцида диктатор так и не дошел – правда, скорее по природной лени, чем из-за угрызений совести.

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!