ПЯТЬ СЛЕДСТВИЙ «ПЯТИДНЕВНОЙ ВОЙНЫ»
Август 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: политика, ресурс, горячая точка, Азия, Осетия, Россия



СЛЕДСТВИЕ №1

     Борьба России, ЕС и США за нефть и газ Средней Азии завершится просто – их получит Китай


     
 Европа долгое время числила Грузию «четвертым нефтегазовым коридором» (вкупе с Россией, Норвегией и северной Африкой). Но после пяти дней противостояния в Южной Осетии транзитное будущее Тбилиси покрылось туманом. 

      Сложно ожидать иного, если один из твоих крупнейших трубопроводов проходит буквально в нескольких километрах от «линии фронта», а вокруг других то и дело падают бомбы. К концу «пятидневной войны» все три грузинских трубопровода («Баку–Тбилиси–Эрзерум», «Баку–Тбилиси–Джейхан», «Баку–Супса») встали как вкопанные. Между тем их совокупная мощность – 6 млрд. кубометров газа и около 65 млн. тонн нефти!

      Такая же незавидная судьба постигла и нефтяные терминалы в портах Батуми, Кулеви и Поти. Туда нефть доставляется из Казахстана и Азербайджана по железной дороге. Когда в воздухе запахло порохом, работу терминалов пришлось прекратить, а персонал эвакуировать. Еще минус 15 млн. тонн нефтяного транзита. 

     

      Справедливости ради следует признать – экономические потери от конфликта в Осетии несет не только Грузия. За пять дней противостояния российская экономика потеряла 7 млрд. (7 000 000 000) долларов. Именно такую сумму вывели с российского рынка напуганные иностранные инвесторы. 

     

      В таких условиях вспоминать о наполеоновских энергетических планах (например, увеличить транзит газа через «Баку–Тбилиси–Эрзерум» втрое к 2014 году) как-то даже неприлично. Не говоря уже о строительстве новых объектов – сложно себе представить, что крупные западные компании добровольно понесут деньги в «горячую точку». Тут никакой политикой инвестора не заманишь. 

      Так что на знаменитом «Nabucco» (предполагает создание обходного трубопровода из Средней Азии в Европу, минуя Россию) пора ставить крест. 

      Однако не стоит думать, что россияне могут откупоривать бутылки с шампанским (собственно, именно в «транзитной» подоплеке осетинской войны Россию почти открыто обвинили ее недоброжелатели). Не будем гадать, о чем в первую очередь думала Москва, вводя войска в Южную Осетию (об осетинах или трубопроводах). В сущности, это не так важно. Потому что в итоге всей комбинации (чем бы она ни была продиктована) в выигрыше может оказаться… Китай. 

      Среднеазиатские страны уже давно чаще смотрят на восток, чем на запад и север. Еще 9 июля было объявлено о начале строительства казахстано-китайского газопровода (протяженность составит 1300 км). Обе стороны явно подгоняют инженеров. Первые кубометры голубого топлива должны отправиться в Поднебесную уже… в 2010-м! Аналогичные проекты запущены в Туркмении и Узбекистане. И вряд ли Азербайджан заставит долго себя упрашивать. Колоссальная экономика Поднебесной способна поглотить больше, чем добывают сегодня все страны Средней Азии вместе взятые. 

      Тем более, что пока европейские дипломаты ограничиваются разговорами, китайские ведут дела предельно конкретно – даты, сроки, сметы, договора. По сути, уже сегодня мы наблюдаем рождение новой нефтегазовой системы «Каспий–Китай», которая прочно свяжет регион с интересами Поднебесной.

      И чем больше препятствий возникнет на пути нефти и газа в западном направлении, тем быстрее «черное и голубое золото» потекут на восток. Поэтому крах альтернативных по отношению к России транзитных проектов вовсе не означает, что бонусы от этого события получит Москва. Их получит Пекин. 

      

      Реакция Туркмении на события в Южной Осетии была молниеносной.

      8 августа – в день первых столкновений грузинских и осетинских отрядов – президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов заявил о намерении пересмотреть объемы поставок газа в Китай по новому газопроводу (ввод в эксплуатацию назначен на следующий год). Вместо ранее оговоренных 30 млрд. кубических метров Ашхабад готов поставлять 40 млрд. Одновременно китайская национальная нефтегазовая корпорация «CNPC» получила (впервые в истории Туркмении!) лицензию на разработку газового месторождения, запасы которого оцениваются в 1,3 трлн. кубических метров.

     

     СЛЕДСТВИЕ №2

     УКРАИНА В НАТО


     


     

      На знаменитом митинге в Тбилиси президент Ющенко смотрелся орлом. С первыми разрывами российских бомб в Грузии его окружение ясно поняло – у их патрона появился шанс стать президентом во второй раз. А заодно исполнить давнюю мечту – включить Украину в НАТО. 

      Теперь по порядку. 

      Еще вчера вступление Украины в НАТО казалось политической головоломкой – из числа тех, что решаются (точнее, не решаются) годами. Судите сами. Старая Европа усиленно «крутит хвостом», то и дело подмигивая России (дескать, мы уж тут притормозим, а вы уж нам по энергоносителям да по месторождениям пойдите навстречу). Дома еще хуже. Все опросы один к одному – референдум по НАТО не выиграть. 

      Еще вчера казалось, что Тимошенко – это почти очевидный следующий президент. Туманные намеки на ее якобы причастность к отравлению Ющенко лишь усилили впечатление – в стане президентских сторонников разброд, шатание и явный дефицит свежих мыслей. 

      Но тут случилась миротворческая операция российских войск с заходом в Гори. И мир заиграл новыми красками. 

      То, о чем вещали украинские «ястребы», свершилось – российские войска вступили в бой с армией одного из государств СНГ. Детали мало кого волновали. Главное – картинка. А она на украинских телеканалах получилась весьма и весьма угрожающей. 

      У Ющенко появилась опорная идея – сплочение нации (или хотя бы ее половины) вокруг старой, но проверенной темы – спасения от российской угрозы. Появился и реальный политический проект – марш-бросок в НАТО. Явная растерянность и убийственное молчание Тимошенко (которое кто-то счел хитростью, хотя это был банальный проигрыш) добавили Ющенко очков. Утерянный статус «отца нации» стал к нему возвращаться. 

      Поэтому украинский президент ринулся в бой, отбросив всякую дипломатию. Опорные цитаты из Ющенко обошли весь мир: «Мы впервые в Европе со времен «холодной войны» увидели, как иностранные войска вторгаются на территорию суверенного государства… Если мы отнесемся к этому равнодушно, то наша страна и наши граждане окажутся под угрозой... 

      …Единственный путь, которым может пойти Украина, чтобы защитить свой суверенитет и национальную безопасность, – вступление в НАТО…

      …У нас нет сомнений в том, что произойдет завтра...»

      Все все поняли. Завтра – война. С кем? Ну не с Молдовой же. 

      Отныне НАТО стало для Ющенко не просто идеей-фикс. Это проект, равнозначный его политическому выживанию (конкретнее – победе на следующих президентских выборах).

      Теперь пусть Тимошенко занимается газом и вынужденно миндальничает с Кремлем. Президент Ющенко будет последовательно забирать ее голоса – для начала среди западенцев. А потом дойдет и до Киева. 

      Еще вчера вести агитацию за НАТО было почти невозможно. Граждане сладко зевали и не понимали, о чем идет речь. «От кого защищаться? От России? И вы всерьез уверены, что она на нас нападет? Что, бомбы что ли начнет сбрасывать?! Бред…»

      Картинка российского бомбометания никак не прорисовывалась в сознании среднестатистического украинца. Сторонникам НАТО приходилось откатываться на заведомо невыгодные позиции и взывать к седой старине. 

      Припоминались бандеровцы и далее в глубь веков – Конотопская битва, гетман Сагайдачный и какие-то совсем уж былинные сказания о рубках черниговских дружинников с суздальскими. 

      Все это убеждало лишь западенцев, которых и так ни в чем не надо было убеждать. 

      Но теперь уже неважно, что на самом деле собирается делать Россия. Важен прецедент. И живая, РЕАЛЬНАЯ картинка в телеэфире. Остальное доделает пропаганда. Покамест ровно так и получается.

      Уверенный голос генерала Ноговицына, вещающего о российских победах, на Украине творит чудеса. Невозможное становится возможным. Социологи заговорили о том, что появился шанс… выиграть референдум по НАТО! Вчера шансы эти болтались в пределах статпогрешности. 

      Конечно, пока радикального перелома в сознании украинцев еще не произошло. Но отличная почва для работы пиарщиков уже появилась. Недавно центр «Тейлор Нельсон Софрез Украина» по заказу еженедельника «Зеркало недели» провел весьма показательный опрос.

       Главный итог прост – тех, кто осуждает Россию БОЛЬШЕ, чем тех, кто ее поддерживает. Конкретно – 44,4% считают Россию агрессором. И только 41,4% (на 3% меньше) считают Россию миротворцем. 

      В сравнении с прошлыми, «довоенными» опросами по НАТО это совершенно иной расклад. У социологов практически нет сомнений – те, кто называет Россию агрессором, легко поддадутся на агитацию «за» НАТО. 

      К тому же на Украине выросло новое поколение. Москва для них уже не бывшая «столица нашей родины», а Киев не «мать городов русских». Итоги опроса четко противопоставляют возрастные полюса. Среди 18–19 летних БОЛЬШИНСТВО считает агрессором Россию. Среди тех, кому за 60, большинство (кстати, незначительное – чуть более 50%) думает, что она миротворец. 

      Раскрутка темы «российской угрозы» только начинается. 

      На популярной «Украинской правде» уже запускают звонкие версии. 

      Виктор Небоженко, политолог: «В 1957 году на Черноморском флоте взорвался один из кораблей, и никто не знал, кто это сделал. Для Советского Союза это было довольно унизительно, а Запад хихикал. Где гарантия, что это не перенесется на Севастопольскую бухту? 

      Более того, ту же ситуацию могут спровоцировать и российские «ястребы», организовав провокацию в Севастопольской бухте с каким-то не самым плохим кораблем Российской Федерации, чтобы получить новый повод и добраться не до Гори, а уже до Тбилиси».

      Об аннексии Крыма уже говорят не в качестве отдаленных «сценариев будущего», а как о вполне реальной вещи, относящейся к сфере текущей политики. Вадим Карасев, политолог: «Гипотетические действия России в случае конфликта – поддержка вот таких анклавов и маневры Черноморского флота. Он – рядом, даже через Рокский тоннель не нужно переходить. Потому ситуация, когда ЧФ находится в Крыму, плюс ряд полигонов и наличие этнически однородных пророссийских «республик» могла бы создать крайне плохие для нас условия и помочь России аннексировать Крым».

      В Киеве затаив дыхание будут ожидать каждого интервью Лужкова (и потом многократно его тиражировать во всех СМИ – дескать, слушайте, смотрите и запоминайте – вот вам планы «российского империализма» из первоисточника). 

      На Затулина (вечного борца за Крым и Севастополь) начнут молиться и даже, быть может, предложат поработать на полставки в секретариате президента (в отделе по связям с общественностью). Любое его заявление отлично поработает на дальнейшее создание из России «образа врага». 

      Что касается Германии и Франции, то у них теперь, похоже, нет выхода. Не только США и не только новая Европа (Польша со товарищи), но и общественное мнение внутри самих этих стран начинает давить на тех, кто предпочитал мягкий стиль в беседах с Кремлем.  

      Эту позицию весьма ярко выразила «Der Tagesspiegel»: «Все началось с собаки. Когда Ангела Меркель была в гостях на каникулах у тогдашнего президента России Владимира Путина, тот пустил в комнату свою большую собаку, хотя наверняка знал, что германский канцлер панически боится собак. Это была демонстрация силы. От этого Меркель защититься не могла. С этого момента все должно быть по-другому».

      И далее: «Россия с Путиным в должности премьера в любом случае переступила границу. Вторжение в Грузию, попытка контролируемой дестабилизации с постепенной аннексией – все это не должно остаться без ответа. Шведы, жители стран Балтии и поляки требовали этого всегда: говорить однозначное «нет» всему тому, чего ты не хочешь. И именно сейчас, в дни, когда по всему миру вспоминают строительство Берлинской стены.

      Поэтому пришло время покончить с ошибками предшественников, с этой квазиромантизацией германо-российских отношений. Политика умиротворения, проводимая Шредером, подошла после этого вторжения к своему логическому концу...»

      Что будет делать Тимошенко? В случае референдума шансов вывернуться у нее нет. Отмолчаться не удастся. Придется говорить ясно – «да» или «нет». 

      Тимошенко скажет «да». Потому что в противном случае она потеряет главную опору – западные области и Киев. 

      Вообще, надо понять – среди украинской элиты у России НЕТ союзников. Тимошенко если и «союзник», то настолько временный и настолько ситуативный, что об этом и говорить нечего. Она рвется к гетманской булаве не для того, чтобы потом в спешном порядке сдать ее на хранение в Кремль. 

      Но и Партия регионов (во всем многообразии ее внутренних фракций и группировок) никогда не была «пророссийской». Приватизация в Донбассе (как, впрочем, и на всем востоке Украины) прошла без особого учета российских интересов. Здесь еще с 90-х есть свои, местные олигархи, которые отнюдь не собираются уступать москвичам хоть малую толику. 

      Давно замечено, что Ринат Ахметов (неформальный обладатель «главного пакета акций» в Партии регионов) давно тяготеет к евроатлантической философии. Это логика почти всех украинских олигархов – для них предпочтительнее интегрироваться в мировое пространство (а не в региональное российское). На Украине Ахметов больше, чем Дерипаска в России. Значительно больше. И точно так же мыслит подавляющее большинство украинских олигархов (вне зависимости от партийной принадлежности). 

      Конечно, Партия регионов привычно выступит против НАТО. Во-первых, по-иному нельзя (полная потеря политического лица). Во-вторых, позволяет стянуть к себе пророссийский электорат. 

      Но выступать против НАТО она будет вполсилы. Примерно так же, как официальные российские коммунисты (системная оппозиция) последние лет пятнадцать борются с «антинародным режимом» в Кремле. 

      Поэтому референдума по НАТО или не будет вовсе или сторонники НАТО его выиграют. С незначительным перевесом. Но выиграют. 

      Надо помнить: для Ющенко НАТО – это последний шанс удержаться на политической поверхности. И он им воспользуется. 

     СЛЕДСТВИЕ №3

     На Северном Кавказе может появиться новая «горячая точка» – Ингушетия


      В интервью интернет-ресурсу «Утро.Ру» Герой России, командир знаменитого батальона «Восток» Сулим Ямадаев, после отчета о проделанной работе в Осетии неожиданно вспомнил о ваххабитах в родной Чечне: «Если раньше их силы уменьшались, то в этом году они получили много людей. Возросло и количество столкновений, есть потери. 

      Джамааты активизировались в Дагестане и Ингушетии. Если сейчас нормально не поработаем на Северном Кавказе, то Южная Осетия повторится в других местах или третья кампания в Чечне будет обеспечена. Борьба со своими и вытеснение неугодных привели к тому, что ваххабиты поднимают голову».

      Собственно, ничего нового Ямадаев не сказал. Информация о том, что на Северном Кавказе все не так благостно, как о том рассказывают федеральные телеканалы, просачивалась давно. 

      Даже ситуация с тем же Ямадаевым весьма красноречива. Рамзан Кадыров называет его чуть ли не преступником. Потом Ямадаева объявляют в федеральный розыск. А он между тем спокойно, как ни в чем ни бывало, командует спецподразделением российской армии в Южной Осетии. Впрочем, это так, мелочи. 

      Сегодня многие эксперты главной проблемной зоной называют вовсе не Чечню, а соседнюю Ингушетию. По некоторым данным, республика находится на грани полномасштабного гражданского конфликта. Медведеву передали 80 тыс. подписей с требованием вернуть опального Руслана Аушева (который тут же заметил, что возможно стоит кое-где на Кавказе ввести элементы шариата). Не вернете Аушева, говорят многие ингуши, начнем бессрочный митинг (который, по недоброй северокавказской традиции, легко может перерасти в массовое восстание). 

      Так вот, почему-то, когда говорят об Осетии, забывают о крайне неприятной вещи под названием «осетино-ингушский конфликт», который угрожающе тлеет. 

      Сегодня ваххабитам ничего не стоит развернуть примерно такую агитацию – «смотрите, мол, Москва твердо и однозначно (силой оружия) поддержала осетин, а вас, ингушей, игнорирует и давит». Точнее говоря, такая агитация уже в Ингушетии ведется. 

      Идем дальше. Одна-две провокации – и осетино-ингушский конфликт вспыхнет вновь. И кто тогда докажет ингушам, что Москва (твердо связанная сегодня с осетинами) способна играть роль справедливого, беспристрастного третейского судьи и миротворца?

      Сегодня достаточно бросить спичку в тлеющий костер осетино-ингушской вражды, а потом радостно танцевать вокруг пожара, разгорающегося в Ингушетии. 

      Вообще же ситуация в этой республике совершенно напрасно многими упускается из виду при обсуждении событий в Осетии. При определенных обстоятельствах именно Ингушетия может стать решающим фактором. 

       В ближайших номерах журнала «Планета» мы обязательно вернемся к обстоятельному анализу обстановки в Ингушетии

     СЛЕДСТВИЕ №4

     Грузия окончательно потеряла Абхазию и Осетию, а Россия окончательно потеряла Грузию Москва надеется на Бурджанадзе, а может получить Окруашвили


      Сегодня говорят так. После всего, что случилось, абхазы и осетины жить в Грузии не будут никогда. 

      Это верно. Странно другое – неужели это кому-то не ясно было заранее? Ведь очевидно, что даже если бы Россия не вмешалась, оба региона превратились бы в две «грузинские Чечни» (с той разницей, что Грузия, как ни крути, не Россия). И ни мира, ни покоя ожидать там не приходилось. Жаль, что политикам требуется целая война всего лишь для того, чтобы посмотреть правде в лицо и назвать вещи своими именами. 

      Когда российские танки двинулись к Гори, вопрос ставился так – посадит ли Москва на «тбилисский престол» своего человека или нет? Не посадила. Что, в общем, тоже было предсказуемо, и нечего за это благодарить Берлускони – современная Россия к ТАКОМУ конфликту с США не готова.

      Аналитики гадали на кофейной гуще – сговорятся ли Вашингтон и Москва (Россия «сдает» Иран, Штаты – Саакашвили). Не сговорились (пока, во всяком случае). 

      Позже «гадатели» продолжили раскладывать пасьянс – вот сейчас Саакашвили призовут к ответу за поражение, тут-то Москва с ним и посчитается. А на смену ему двинется сторонник «конструктивизма» Нино Бурджанадзе. 

      Едва подобные рассуждения увидели свет, Бурджанадзе бросилась оправдываться. И это показательно. В современной Грузии ни один политик, которого заподозрят в симпатиях к Москве, шансов не имеет. 

      С Саакашвили, конечно, могут спросить. Но его спросят не за то, что он вверг страну в войну с Россией, а лишь за то, что он ее проиграл. Так что если кто и сменит «царя Михаила», то точно не сторонник «восстановления отношений» а-ля Бурджанадзе, а кто-то из «ястребов» а-ля Окруашвили (или же он сам, собственной персоной). 

      Не дай-то бог!..

     Следствие №5 – 

     Шансы Маккейна на Белый дом резко повысились


      В первый день боев в Осетии известный политолог Дмитрий Орешкин в эфире «Эха Москвы» задал простой, «детский» вопрос. Дословно звучал он так: «Если Грузия действительно осмысленно и запланировано нападала на Осетию, она должна была предвидеть реакцию России. Очевидное для любого чуть-чуть понимающего, как дела делаются, военное решение – это заблокировать Рокский тоннель. Понятно, что если Россия приведет свои войска, то она это сделает только через Рокский тоннель. Сделать это несложно на самом деле – можно взорвать, можно заблокировать, можно забетонировать. У них было 12 часов времени. Они этого не сделали, и это самое интересное – почему? Или они – круглые идиоты, или…»

      Потом этим вопросом зададутся еще многие и много раз. И никто ни разу не даст внятного ответа.

      Чуть позже появится еще один «детский» вопрос. А что так срочно понадобилось Саакашвили нападать на Осетию? Почему не ждал поздней осени и зимы, когда горы становятся труднопроходимыми (и, соответственно, перебросить войска из России будет весьма проблематично)? Что за странная, самоубийственная спешка?!

      На этот вопрос ответ найти можно. Если вспомнить, что в начале ноября в Штатах состоятся президентские выборы. И если предположить, что вся осетинская заваруха нужна была для решения суперзадачи – вытащить из трясины почти безнадежную избирательную кампанию Джона Маккейна, – то ясно: в этом случае наступать надо было именно сейчас, а не после американских выборов. 

      Судите сами. Если именно предвыборная штатовская интрига послужила пружиной осетинских событий, то все становится на свои места. В противном случае надо признать Саакашвили вместе со всеми его советниками не просто дураками, а, действительно, «круглыми идиотами» (чего о них, очевидно, сказать все-таки нельзя). 

      Конечно, практически для всех участников событий версия эта довольно обидна. Получается, что все они сыграли по правилам штаба Маккейна. Но что делать! Версия эта так похожа на правду, что, скорее всего, ею и является. 

      Размотаем клубок. 

      У Маккейна давние и добрые отношения с Саакашвили. Буш для грузинского лидера – «хромая утка». Он уходит, не оставляя наследника. Разговаривать с ним не о чем. 

      Маккейн – другое дело. Он готов продолжить политику Буша и даже усилить ее. С ним есть смысл завязываться, причем завязываться очень тесно (тем более что от Обамы не ясно чего ожидать).

      Формула соглашения могла быть простой. Взнос Саакашвили – операция в Осетии. Но не просто операция, а такая, которая позволила бы втянуть Россию и представить ее агрессором. Отсюда – странные сроки операции (не зимой, а летом, когда России легко перебросить войска). И отсюда же удивительно бережное отношение к Рокскому тоннелю – словно Саакашвили специально приглашал российские войска в Цхинвал и далее на Гори и Тбилиси. 

      Дальше в дело включаются три фактора – массовая память американцев о «холодной войне», американская пресса и пиарщики Маккейна. 

      Собственно, все события развивались ровно по этой схеме. В нужный момент Маккейн выбрасывает эмоциональный лозунг: «Мы все сегодня грузины!» Причем делает это оперативнее Обамы, проспавшего кризис на гавайских пляжах. А СМИ, работающие на республиканцев, не устают напоминать: Джон Маккейн – единственный американский политик, который всех предупреждал о русском медведе. А вы не верили, считали, что «Дед» «выжил из ума» и застрял в 80-х. Что ж, убеждайтесь теперь в мудрости «Деда» и крепко подумайте – стоит ли предпочесть «молокососа Обаму» этому прозорливому старцу?! Ведь он видел то, чего не замечал никто – ни Обама, ни Клинтон, ни Буш…

      Схема сработала. Маккейн вырвался вперед.

      Авторитетная компания «Zogby» (по заказу «Reuters») проводит национальный опрос, и в итоге выявляется поразительная вещь. События в Осетии совершили переворот в ходе американской избирательной кампании. Раньше Маккейн хронически и, как казалось, безнадежно отставал (на целых 6%). Теперь он лидер. Причем лидер уверенный. Он опережает Обаму на 5%. Общий выигрыш – 11%, отыгранных у Обамы. Отличные новости для ветерана Вьетнама! 

      

      Забавно отреагировал на эти цифры известный «околокремлевский» политолог Сергей Марков в интервью интернет-ресурсу KM.RU: «Подобные результаты для меня являются достаточно неожиданными, потому что по всем предыдущим опросам уверенно лидировал Обама… Я практически уверен в том, что приказ о начале бойни в Южной Осетии был отдан именно в избирательном штабе Маккейна».

      Возможно, и в Кремле ничего подобного не ожидали (что было бы странно, потому как указанную комбинацию не так уж и сложно просчитать). 

      Теперь о том, что выиграл Саакашвили. Во-первых, особого выбора у него не было. Грузия слишком сильно зависит от США, чтобы позволять себе роскошь иметь свое собственное мнение (поэтому наивно выглядят рассуждения, что «неуравновешенный» Саакашвили, ни с кем ничего не согласовав, обрушил «Град» на Цхинвал). Во-вторых, возможный приз Маккейна для Саакашили не так уж и плох – членство в НАТО, еще более масштабная (по сравнению с Бушем) финансовая помощь плюс (и этом самое главное) гарантии сохранения личной власти для самого грузинского президента. Саакашвили верит Маккейну, и у него есть на то основания. Помимо всего прочего, западные СМИ долго обсасывали тот факт, что советник республиканского кандидата Рэнди Шенеман тесно связан со структурами, лоббировавшими Грузию, – в частности, с фирмой «Orion Strategies». 

      Конечно, осетинская война – это еще не пропуск в Белый дом. 

      Ясное дело, что тема России для американцев никогда не была и не будет ключевой. Их (как и большинство жителей планеты Земля) в первую очередь волнуют более понятные вещи – работа, зарплата, цены… Плюс проценты по ипотечным кредитам, налоги, медицинские страховки. И прочая проза жизни в том же духе. 

      Но американские выборы имеют одну специфическую черту. Когда избиратели делятся примерно пополам (а в Америке, как и во многих европейских странах, так происходит почти всегда), решающими могут стать вещи, весьма далекие от интересов «маленького человека». 

      Ведь речь начинает идти о процентах, а то и долях процентов избирателей. И в этой ситуации на первый план выдвигается то, что раньше казалось второстепенным и малозначительным. Исход выборов могут решить тема абортов или прав гомосексуалистов или специфические проблемы какого-нибудь конкретного штата. На этом фоне отношения с Россией вполне способны стать решающим фактором кампании. Тем более что память о «холодной войне» еще жива в головах миллионов американцев и толковым пиарщикам не так сложно сей факт использовать. 

       

      Самое уязвимое место Маккейна – это то, что у него есть однопартиец по имени Джордж Буш-младший. Обама не устает повторять: Маккейн – это копия Буша. Его политика – это продолжение политики Буша. Если американцы поверят в это, Маккейн проиграл.

      Поэтому для «Деда» задача номер один формулируется так – доказать всем, что он НЕ БУШ. 

      Кое-какие шансы у него есть. Всем известно – у Маккейна с Бушем плохие отношения. Буш «топил» (и утопил-таки) Маккейна на республиканских праймериз минувших лет. «Дед» не принадлежит и никогда не принадлежал к нефтяному клану Буша–Чейни. 

      И тем не менее: Маккейн и Буш – однопартийцы. Маккейн однозначно «за» войну в Ираке. Маккейн однозначно «за» глобальную войну с терроризмом. Маккейн голосовал за многие инициативы администрации Буша. Поэтому поставить знак равенства между ним и Бушем не очень сложно. 

      Но «Дед» не сдается. Он что есть силы доказывает американцам – да, он консерватор. Но консерватор НАСТОЯЩИЙ И ИСКРЕННИЙ. Им действительно движет забота о безопасности и величии Америки, а не интересы нефтяных корпораций. Провести резкую грань между «нефтяным» лже-патриотизмом Буша и подлинным патриотизмом Маккейна – вот ключевая задача штаба республиканцев. И «российская карта» здесь как нельзя кстати. 

       Маккейну позарез необходимы темы, которые четко высвечивают – он и Буш НЕ ОДНО И ТОЖЕ. А Россия – это как раз тот пункт, где Маккейн с Бушем расходятся ясно и откровенно. Буш поверил Путину, «заглянув ему в глаза», а Маккейн увидел там только три буквы – «КГБ». Об этом помнят все (а кто забыл, тому пиарщики Маккейна быстро освежат память). Буш нежно обнимался с Путиным и удил с ним рыбу в Кенебанкпорте, а Маккейн с маниакальным упорством предлагал исключить Россию из «восьмерки». 

      «Российскую карту» Обама, вероятнее всего, попытается отыграть с помощью своего кандидата в вице-президенты сенатора Байдена, который также не сильно жаловал Россию. Но вряд ли это получится. Маккейн в своей «нелюбви» к России явно более выразителен. 

      Пока сложно сказать, станет ли российская тема решающей в избирательной гонке США. Там слишком много нюансов и неизвестных величин. Тактически Маккейн выиграл, и выиграл много. Фактически он переиграл всех участников событий, заставив действовать по своим правилам. И все бы ничего – грызутся между собой политики, да и бог с ними! Подумаешь, эка невидаль… Жаль только, что люди гибнут…

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!